XIV Міжнародна наукова інтернет-конференція ADVANCED TECHNOLOGIES OF SCIENCE AND EDUCATION

Русский English




Научные конференции Наукові конференції

Биленчук П.Д., Круль С.М. ИСТОРИОГРАФИЯ ТЕРРОРИЗМА: ИСТОКИ, ВЕХИ

Биленчук Петр Дмитриевич- профессор кафедры досудебного расследования Киевского национального
университета внутренних дел
Круль Святослав Михайлович- аспирант Прикарпатского национального университета им. Василия Стефаника

ИСТОРИОГРАФИЯ ТЕРРОРИЗМА: ИСТОКИ, ВЕХИ

Первая волна терроризма покатилась с Великой французской революции (сам термин «террор» впервые появился в 1798 г.) и затухла в карбонариях в 1820-е гг. Вторая стартовала в последней трети XIX в. и была представлена радикально-националистическим терроризмом в Ирландии, Македонии, Сербии и ряде других стран (цель – создание национального государства); революционно-демократическим терроризмом во Франции, Италии, Испании (цель – разрушение государства); революционно-демократическим терроризмом партий «Народная воля» и «Социалистов-революционеров» в России (цель – подтолкнуть революцию).
В 1910-е гг. вторая волна спала: «длинные 1920-е» (1914-1934), мировая война и «славное тридцатилетие» (1945-1975), насыщенные «чудесами» (итальянским, немецким, японским), заставили на полстолетия забыть о терроризме.
На рубеже 1960-1970-х гг. началась новая волна политического терроризма, причем захлестнула она именно те страны, где произошло послевоенное «экономическое чудо» – Италию, Германию, Японию – и где развитие социальных структур и институтов не поспевало за экономическими изменениями. «Красные бригады», «Фракция Красной Армии», «Японская Красная Армия» и многие другие левоэкстремистские организации (правоэкстремистских было намного меньше) серьезно дестабилизировали политическую обстановку в своих странах. Террор этих организаций связан с моделью, выработанной Французской революцией, которая институциализировала терроризм как средство идейно-политической борьбы, воспитания и устрашения населения и, что еще важнее, средство достижения гуманных целей – «свободы, равенства, братства».
Терроризм исламских фундаменталистов, старт которому дала исламская революция 1979 г., может показаться провалом в еще большие глубины истории, триумфом консерватизма и традиции. Теоретики исламизма ставят задачу преодоления «глобального модернизма», национальное государство – один из главных его элементов и одна из главных ценностей, отсюда – борьба против Запада, с одной стороны, и государства в своих собственных странах – с другой.
В книге М. Тагаева «Наша борьба, или Повстанческая армия Имама», которая, безусловно, является попыткой поднять против России по возможности всех мусульман нашей страны, в частности, говорится:
«Ведение войны с русской империей должно быть продумано до мельчайших подробностей и деталей. Главной целью должна быть тайная война со штабами войск, отдельными комитетами и райвоенкоматами, радиостанциями, железнодорожными станциями, особенно имеющими узловое назначение, где большие скопления железнодорожных подвижных составов, линейных отделений милиции, прокуратур, административно-управленческих зданий, глав колониальной администрации. Элементарный поджог здания прокуратуры также незаметно приблизит нас к желаемой победе.
Жириновские, Явлинские, Шахраи и Гайдары, коммунисты и демократы, трепещите, мы не только встаем, чтобы освободить нашу землю от вас, но и чтобы наказать вас. Мы будем зимой и летом, осенью и весной, ночью и днем, утром и вечером жечь, взрывать, резать и убивать, чтобы у вас кровь стыла в ваших жилах от ужаса нашего возмездия».
Слабость и просчеты государственной власти в России явились факторами,
способствующими возникновению и развитию массового террора на почве этнопсихологических предпосылок в Чечне в 1990-х гг. В процессе полемики между съездом народных депутатов, Верховным Советом, президентами Ельциным и Горбачевым по поводу самопровозглашения Дудаевым независимости Чечни было упущено время для проведения чрезвычайных мер, отсутствовала координация действия силовых структур: внутренние войска вообще не двинулись с места. В Чечне начался настоящий разгул беззакония: из республики были вытеснены остатки федеральной армии, базировавшейся на ее территории; боевики отбирали у солдат личное оружие и тяжелое вооружение, захватывали склады.
Начали создаваться «свои» государственные структуры и воинские формирования; люди перестали получать социальные пособия и пенсии; школы переоборудовали под военные гарнизоны и военные училища; в разных российских городах появились беженцы из Чечни (или, как принято сейчас их называть, вынужденные переселенцы). Конституционный Суд в 1995 г. определил позицию Центра как безответственную. Именно Центром были порождены и сам Дудаев и его режим.
Данный конфликт не война – целостность, а война – совокупность локальных конфликтов, точнее, мятежей неких зон, районов против центральной власти. Направлена она на то, чтобы помимо прочего, либо отобрать у этой центральной власти право распоряжаться местными ресурсами, либо чтобы насильственным, чаще всего террористическим путем заставить эту центральную власть согласиться с тем, что локальный хищник будет в той или иной форме эксплуатировать подконтрольные ей ресурсы и население. Это и есть всемирная война XXI в., война эпохи позднего капитализма. Нынешний терроризм сам по себе не есть проблема, он элемент новой проблематичной реальности, которую можно сформулировать как триаду «Глобализация. Постмодерн. Безопасность».
В свое время исследователи преступности в крупных американских городах, например в Лос-Анджелесе, предложили формулировку «банда как коллективный хищник», «банда как малое общество» и заговорили даже о «населении банд» как «острове улицы». Городской бандитизм – это устойчивый феномен, опирающийся на определенную социальную среду, на определенную популяцию, являющийся лишь ее крайним, асоциальным выражением.
В условиях «разделяемой бедности», скудности ресурсов, нередко сопровождающихся социальной инволюцией и анемией, коллективное социальное хищничество становится нормальным способом существования части «улицы», да и улице в целом кое-что перепадет. Целые районы в таких мегаполисах, как Лос-Анджелес, Рио-де-Жанейро, Мехико, Манила, Лима, Киншаса и др., – это царство «коллективных хищников», «банднаселений» (а не просто бандформирований). И социализация здесь с шести-восьми лет приобретает асоциальный характер жизни в юношеских бандах
Для обозначения зон, которые возникают по мере отступления и ослабления национального государства, французский журналист Ж.-К. Рюфэн предложил термин «серые зоны». (Этот термин используется в аэронавтику и обозначает участки местности, недоступные контролю радаров.) Такие зоны есть в Африке, Южной Америке, в Азии и даже в некоторых промышленно развитых странах (США, Италия, Испания, Франция и т. д.). «Серой зоной» здесь оказываются некоторые «этажи» или части некоторых «этажей» социального небоскреба: например, с 1-го по 16-й «этаж» – все нормально, 17-й и часть 18-го – «серые зоны»; а с 19-го – все опять нормально. Пожалуй, именно «социопространственные» «серые зоны» бывший премьер министр Франции Э. Валадюр называл «зонами неправа», т. е. социальными участками,принципиально нерегулируемыми правом, а значит, и государством.
«Серые зоны», как правило, контролируются либо криминальными сообществами (например, зона Медельина в Колумбии, целые районы Боливии и Перу, «золотой треугольник» в Юго-Восточной Азии на стыке границ Таиланда, Бирмы и Лаоса), л ибо «приватизировавшими» государственную власть племенами и кланами (зона в Африке, расположенная вдоль «минеральной дуги» от северных границ ЮАР почти до экватора, Афганистан, отчасти Таджикистан), повстанческими движениями (Перу). Наркобизнес, торговля оружием, терроризм – вот тройственный лик «серых зон».
В мире Постмодерна эта эксплуатация создала себе адекватную форму «серой зоны» и уже в этом качестве вступила в борьбу со слабеющим государством как его грабитель, конкурент, как альтернативная форма организации власти, как эксплуататор, комбинирующий черты хищника и паразита.
Литература:
1.Біленчук П.Д., Гуцалюк М.В., Кравчук О.В., Козир М.В. Комп’ютерний тероризм: суперхакери, кібер-террористи, кібер-криміналісти: Монографія / За заг ред. П.Д.Біленчука.-К.:Наука і життя, 2008.-291с.
2. Біленчук П.Д., Кравчук О.В., Міщенко В.Б., Пілюков Ю.О., Інформаційна діяльність в правознавстві: Монографія. /За редакцієюП.Д. Біленчука.- Київ:Наука і життя,2007.-244с.
3.Біленчук П.Д., Гель А.П., Семаков Г.С. Криміналістична тактика і методика розслідування окремих видів злочинів: Навчальний поібник для студентів вищих навчальних закладів.-Київ : МАУП, 2007.-512с
4. Біленчук П.Д.,Кравчук О.В., Міщенко В.Б.,Пілюков Ю.О. Інформаційна діяльність в правознавстві: Монографія/ За заг. ред. П.Д.Біленчук.-К.:Наука і життя, 2007.-244с.
5. Биленчук П.Д., Гасанов Р.И., Задояний М.Т. Современный международный терроризм: сущность, правовые и психологические основы противодействия// Економіка. Фінанси. Право,-2008,№3.-с.31-39.
6. Біленчук П.Д., Кофанов А.В. Організований міжнародний тероризм// Крок, 2002,№1/4.-с.1-7
7. Біленчук П.Д. Кібернетична, високотехнологічна й економічна злочинність –світова проблема сьогодення // Крок, 2002,№23.-с.1-2
8. Біленчук П.Д., Сав’юк О.В., Криміналістична характеристика терористичних актів// Теорія і практика застосування чинного кримінального і кримінально- процесуального законодавства в сучасних умовах. Тези доп. наук.-прак. конф.:У 2-х ч.- Київ, НАВСУ, 2002.- 4.2.- с.130-132.
9. Біленчук П.Д., Сав’юк О.В. Організований міжнародний тероризм: історія і сучасність// Тероризм і національна безпека України: Матер. Міжнарод. конф.-К.: НАВСУ України, 2003-с.199-203.
10. Біленчук П.Д., Сав’юк О.В. Тероризм- глобальна проблема людства//Юридичний Вісник України.-2006.-№ 39 (587).-с.4-5
11. Біленчук П.Д., Павловський В.Д., Гуцалюк М.В., Романюк Б.В. та ін. Комп’ютерна злочинність. Навч. Посібник.-Київ: Атіка, 2002.-240с.
12. Биленчук П.Д., Гасанов Р.И., Задояный М.Т., Круль С.М. Международный терроризм – глобальная проблема ХХІ века // EVROPSKA VEDA XXI STOLETI – 2008. Materially IV mezinarodni vedeko-prakticka conference. – Dil 7. Pravni vedy. Politicke vedy: Praha. Publishing House “Education and Science”. s. r. o. – 112 stron. – c. 71-75.
13. Круль С.М. Інтернет-технології і кримінальне судочинство // Використання сучасних наукових знань в діяльності правоохоронних органів в Україні. – Матеріали науково-теоретичної конференції – К.: НАВС України, 2008. – с.13
14. Круль С.М. Судовий контроль за розслідуванням злочинів // Організаційно-методична діяльність органів досудового слідства. Матеріали круглого столу. – Київ, 2008. – с.3
15. Круль С.М. Мас-медіа і кримінальне судочинство // Використання можливостей засобів масової інформації при розслідуванні злочинів. Матеріали круглого столу. – Київ, 2008. – с.3
16. Круль С.М. Криміналістичне забезпечення слідчої діяльності // Кримінальний процес України в контексті європейських стандартів судочинства. Матеріали науково-практичної конференції. – Київ, 2007. – с.21

e-mail: petro@bilenchuk.Kiev.ua e-mail: Skrul@ukr.net


Залиште коментар!

Дозволено використання тегів:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <code> <em> <i> <strike> <strong>