XIV Міжнародна наукова інтернет-конференція ADVANCED TECHNOLOGIES OF SCIENCE AND EDUCATION (19-21.04.2018)

Русский English




Научные конференции Наукові конференції

канд. істор. наук, Татаринов С. Й. АНТИОХ ЛУЦКЕВИЧ В ИСТОРИИ НАРОДНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ДОНБАССА В НАЧАЛЕ ХХ СТОЛЕТИЯ

Доцент, кандидат історичних наук, Татаринов С. Й.

Навчально-науковий професійно-педагогічний інститут

Української інженерно-педагогічної академії

АНТИОХ ЛУЦКЕВИЧ В ИСТОРИИ НАРОДНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ДОНБАССА В НАЧАЛЕ ХХ СТОЛЕТИЯ

Татаринов С.И. Антиох Луцкевич в истории народного образования Донбасса в начале ХХ столетия.  Впервые исследовано возникновение в 1908-12 гг. методики начальной военной подготовки школьников, автором которой был инспектор народных училищ Бахмутского уезда А.А.Луцкевич. Изучена его роль в развитии земского образования

Ключевые слова «потешные», земство, городская Дума, антисемит

Татаринов С.Й. Антіох Луцкевич у історії народної світи Донбасу на початку ХХ століття. Вперше досліджено виникнення у 1908-12 рр. методики початкової військової підготовки школярів, автором якої був інспектор народних училищ Бахмутського повіту А.А.Луцкевич. Висвітлено його роль у розвитку земської освіти .

Ключові слова «потєшні», земство, міська Дума, антисеміт

Tatarinov S.I.  Antiochus Lutskevych in the history of national education of Donbass in the early 20th century. Originating of pupils' basic military training methodology in 1908-1912 was studied for the first time and its author wasА.А.Lutskevych, an inspector of national colleges of Bahmutu yezd. His role in development of zemstvo education was also studied.

 Keywords: «comical people», zemstvo, town duma, anti-Semite

Интересна личность инспектора народных училищ уезда в 1901-12 гг. А.А.Луцкевича, занимавшего пост в период между т.н. двумя революциями.

Аитиох Андреевич Луцкевич родился в 1846 году. Сначала он «отметился» в Кременчугском и Кобыляцком уездах Полтавской губернии. Начальство отмечало, что «Луцкевич очень внимательно ревизует училища, вникает во все стороны жизни и дает учащим надлежащие указания».

Попечитель Одесского учебного округа граф О.О.Мусин-Пушкин перевел 1 марта 1906 г. Луцкевича в Одессу инспектором народных училищ градоначальства [1].

Вскоре возник конфликт Луцкевича с одесскими либералами и революционно настроенными педагогами из-за его «борьбы с революцией» в училищах. С марта 1906 г. находился на должности инспектора Одесского градоначальства. Начал «борьбу» с Союзом учителей, который образовался в октябре 1905 г.

Главным «врагом» Луцкевича стал деловод городской Управы И.Лысенко, который политизировал Союз учителей, допускал в него кадетов, эсеров, эсдеков, анархистов, выдвигал политические требования. Луцкевича возмутило, что ученики пели песню «Два гренадера» на мотив «Марсельезы», что в Воскресной школе Житкова преподавали «сомнительные личности иудейской веры», которые организовали забастовку учеников, отказ учителей водить детей в церковь [1].

В министерство Кауфмана-Герасимова поступила жалоба из Одессы, было принято решение о переводе А.А.Луцкевича в Бахмут, что он считал «понижением и разорением» для себя.

На защиту Луцкевича встали деятели «Союза русского народа», группа гласных Одесской Думы во главе с Н.Моисеевим - «о чем местные еврейские газеты со злорадством сообщили».

 Луцкевич отмечал, что опирался в Одессе на моральную поддержку правых организаций, духовенства, «патриотов-учителей и учительниц».

 В Бахмуте он столкнулся с председателем Уездного земства «Помпадуром» А.А. Карповым [2].

Первый визит к действительному статскому советнику А.А.Карпову «почтенному на вид старику, показавшемуся на первых порах человеком очень добродушным и сердечным, сразу стал называть меня" уважаемый "и" душа моя ", с едким раздражением осуждал моего предместника и обвинял его, что не был способен удержать народных учителей от подстрекательства крестьян к еврейскимъ и помещичьих погромам. Председатель земской управы признавал себя по новым понятиям о "свободах" полным хозяином земских народных школ» [1].

Луцкевичу были подчинены 213 училищ разных типов,  земских 114. Типы-городские 3-х классные; центральное меннонитское, 2-х классные министерские на средства-сокровищницы, земства и общин, 1-кл. приходские, 1-кл. городские начальные; 1-2 кл. железнодорожные, 1 кл. при рудниках и заводах на средства собственников; земские-на средства земства и сельских обществ, 1 кл. в немецких коловиях; частные христианские; еврейские хедеры [3].

«Каждый их содержатель усвоил свои личные или партийные взгляды на школу вообще и на содержимую им в частности, Считает ее своей собственностью и не терпит ничьего вмешательства в дела своей школы, вмешательства правительственного чиновника-инспектора народных училищ»-отмечал А.Луцкевич.

Благодаря настойчивости, контролю за движением средств Луцкевичу удалось переломить сопротивление земства, «министерские училища не были своевременно удовлетворяемые содержанием к 1 января 1912 г., не оставалось никаких училищных долгов, но имелись сбережения» [1].

«В 1905-1907 г. г. Бахмутский уезд сыграл выдающуюся революционную роль. Юзовка, Горловка, Дебальцево, Дружковка и масса  многолюдных заводских и рудничных поселков, переполненных разноплеменным сбродом рабочих, представляли собой бушующее море революции, в котором принимали самое видное и деятельное участие учителя и учительницы земских народных школ», - писал инспектор народных училищ уезда А. А.Луцкевич.

Луцкевич так описывал состояние учреждений образования уезда-«при посещении училищ обнаружено, что не только революционизированы учителя и учительницы, но и учащиеся, которыми распевались песни, распространяемые Юзовской группой РСДРП", «9 января», «Братья, в ком сердце застыть не успел "," На баррикады.Борцы идеи, труда титаны "," Вы лсертвою пали в борьбе роковой "," Красное знамя. Слезами залит мир безбрежный», «Буря. Кончается рабство постыдной зимы"... Учащиеся не знали имени и титула Государя Императора, в виду чего я на свои средства издал большие печатные листы с титулами Государя Императора, Государыни императрицы и Наследника Цесаревича, разослал их во все народные школы уезда и распорядился повесить их на видных местах в классных комнатах и ​​разучить наизусть» [1].

25 октября 1907 г. Луцкевич сообщил директору народных училищ Екатеринославской губ. - "вчера вочером я узпал от Бахмутского Уездного исправника, что в квартире учителя при Петровских заводах Георгия Дегтярева, уехавшего самовольно 20 сентября в г. Екатеринослав, был произведен обыск, из конфискованных бумаг обнаружено, что он соетоит членом Всеросийского союза учителей и деятелей по народному образованны, представителем Бахмутской группы. В группу входят учащие железнодорожных, заводских, рудничных и земских начальных училищ (обозначены инициалами) для собраний имеется в Бахмуте конспиративная квартира, которая полицией не обнаружена, касса из сборов, пожертвований и % отчислений из жалованья членов, выдаются пособия арестовапным и уволенным от службы за противоправительственную агитации учителям» [1].

Союз учителей уезда в Воззвании "От исполнительного Комитета Учительской Организации. К учителям народных училищ Бахмутского уезда» выдвинул требования 1) «Все места уволенных или арестованных учителей, впредь до возвращения объявляются под бойкотом, 2) Все лица, занявшие бойкотируемые места должны озаботиться немедленно освобождением, не допуская к вторичного предупреждения, после каково к освобозкдению занятых мест Комитет вынуждено будет принять активные меры. По прочтении товарищам передайте " [4].

По поводу подпольного издания учителя Колено в Петербурге «Голос народного учителя» А.Луцкевич писал губернатору-«открыто продавалось в Бахмутских книжных магазинах (все они еврейские) и лишь по моему настоянию было изъято полицией из продажи» [4].

Луцкевич предпринимал попытки противопоставить радикальному учительству умеренных и лояльных к власти. Поэтому в «Екатеринославских епархиальных Ведомостях» 21 марта 1908 г. в статье "Доброе начинание" сообщалось, что «по инициативе инспектора народных училищ Бахмутского уезда Антиоха Андреевича Луцкевича в помещении Бахмутского женского училища состоялось открытие Учительского совещания по вопросам учебно-воспитательной части народных училищ. Были приглашены представители местных правительственных учреждений, учебных заведений, земского и городскому управлений, законоучители и учители городских школ, из уезда. Совещание было открыто речью А. А. Луцкевича - приветствую вас, мои дорогие сотрудники и работники на широкой ниве народнаго образования, приветствую от чистого сердца, переполняя искренним и святым чувством любви и уважения к вам, незаметным тружеником, носящим великое и славное звание народного учителя. Кто не знает материальных и антисанитарных условий и нравственных страданий, которые сопутствуют вам в вашей трудовой, подвижнической жизни? В деревенской глуши, вдали от цивилизованного общества и просветительных учреждений, не имея общения с интеллигентнымы людьми, будучи лишены хороших и полезных книг, вы, к горькому сожалению, дичаете, кто связан с деревней неразрывнымы семейными  узами. Деревенская глушь и вся неприглядная обстановка вашей школьной деятельности и внешкольной жизни, незаметно, неумолимо-последовательно подтачивают и разрушают ваши физические и духовные силы, так многие из вас нравственно опускаются, грубеют, озлобляются и совершенно теряют ореол, которым должна быть окружена личность народного учителя, светоч добра, правды и душевной красоты, одна из первейших задач начальной народной школы есть релипозно-нравственное восппташе. Основой нравственнаго воспиташя должно быть Евангелие, каждый ребенок должен уносить с собой из школы не только эту святую книгу как напутственный подарок, но и любовь, ннтерес и благоговения к ней, желание постоянно читать ее и почерпать Поучение и утешнение. Труды законоучителей, учителей и учительниц должны дать русского православного человека, слугу не за страх, а за совесть, высочайшим святыням, православной вере, Государю и Отечеству» [1].

Когда в 1910 г. для борьбы с эпидемией холеры прибыл врач из Харькова, то инспектор народных училищ потребовал у него справку благонадежности, после чего позволил осмотр учащихся [5].

 Поражение России в войне с Японией и балканские планы царизма, скорее всего, побудили к поиску методов начальной военной подготовки школьников. 8 января 1908 царь Николай приказал ввести в училищах занятия по военному строю и «Сокольнической» гимнастике.

Огромную роль в разработке этой методики воспитания сыграл Антиох Андреевич Луцкевич.  Началом идеи «бахмутских потешных» стало предложение А.Луцкевича директору народных училищ губернии о создании в 1908-9 учебном году при инспекции «образцового начального училища и первого народного класса военного строя и гимнастики. Начинающие и малоопытные учителя могли бы иметь педагогическую практику под непосредственным моим наблюдением и главным руководительством. Приспособленное и оборудованное классной мебелью и учебными иособиями наемное номещение в доме Токарева, где помещается Инспекция училищ. Открываемое училище нмеет целью служить образцом для всех начальных училищ в правильной постановке и ведении учебно - воспитательного дела, может выполнять роль педагогических курсов» [1].

Луцкевич просил «кроме испрашиваемой субсидии от земства в 1000 р.,  от города  600 рб.: наем помещения на 60 учащихся, с раздевальной, учительской, комнатой для педагогической библиотеки и музея, комнатой для класса ручного труда, дом заарендовать с 1 сентября 1908 г. по 1 сентября 1909 г.- 500 рб., наем сторожа, отопление и освещение 360 рб., жалованье учителю или учительница 480 рб., жалованье законоучитель 120 рб., за преполавание пения 60 рб., на пополнение библиотеки и музея 80 рб. Содержание класса ручного труда (жалованье учителю-мастеру и ириобретение инструментов и материала) до 500 рб. раздобыть устройством любительских спектаклей или  частным путем» [6].

Губернатор А. М. Клингенберг летом 1908г. был в Бахмуте, разговаривал с Луцкевичем и позволил ему эксперимент. П.А.Столыпин в то время подчеркивал, что   "теперь у нас главный вопрос-это школа, потому что школа-показатель государственности. Нам нужна русская национальная школа, которая воспитывала бы русских граждан, а не русских иностранцев. Наше будущее в Русской национальной школе".

Весной 1909 г. удалось «без помехи открыть при образцовом училище инспекции класс, получивший с Высочайшего соизволения наименование ,,Первый народный класс военного строя и гимнастики Алексея Николаевича". 6 мая 1909 г. через военного министра объявлена благодарность царя Николая за организапию в Бахмуте первого народного класса: "Искренне благодарю Луцкевичу за отличный почин и что понял и привел в исполнение мою мысль".

Луцкевич проявил неповиновение своему начальству - 10 декабря 1909 г. на запрос директора училищ губернии ответил, что его училище нужно «в качестве разсадника начал святой преданности Престолу и горячей любви к Родине». При этом сослался за еврейское засилье в городе и уезде ... Луцкевич пошел в наступление и требовал «помощь   600 рб. в год на жалованье двум запасным унтер-офицерам по 180 рб., жалованье учителю музыки (капельмейстеру школьнаго оркестра) 180 рб. и на ремонт музыкальных инструментов, школьных ружей и т. п. 60 рб., наем просторного двора для строевых и гимнастический упражнений на открытом воздухе и помещения для репетиций школьного оркестра, хранения музыкальных пнетрументов, ружей, доставка воды для питья учащихся (на учение собирается до 300 учеников, которые выпивают сорокаведерную бочку воды), «в виду чего я держу лошадь и кучера, уборку двора на свои личные средства» [1].

В своем распоряжении А.А.Луцкевич писал-«ввиду того что в течение длинных летних каникул ученики народных училищ, находясь без всякого надзора и будучи предоставлены самим себе, часто проводят время в непристойных шалости, я нашел полезным и необходимым  во дворе  училища ... на все каникулярное время по утрам на открытом воздухе под личным моим руководством и наблюдением ежедневные занятия военным строем и гимнастикой, а также военные прогулки в близлежащие окрестности, для чего приглашаю всех свободных от домашних  работ учеников ... непременно появяться на означенные занятия» [1].

  Луцкевич организовал парады воспитанников в Бахмуте в честь именин царицы Александры Федоровны и на праздник Георгия Победоносца. В газете "Русский Инвалид" 30 марта 1909 появилась статья "Опасность благому начинанию" - "дело, начатое Луцкевичем имеет огромное воспитательное значение. Луцкевич переводится из Бахмута-пусть он упрочит начатое там, столь важное в смысле правильного воспитания учеников народных школ и расширит круг его применения. Надо надеяться, что так именно взглянет и власть, от которой зависит удержать г-на Луцкевича на месте его полезного начинается ". Непокорного и настырного инспектора хотели убрать опять в Одессу под бдительное око начальства Учебного округа. А.А.Луцкевич написал, что «своим отказом от должности инспектора народных училищ Одесского градоначальства навлек на себя большое неудовольствие уже и без того враждебно настроенного моего учебного начальства и одновременно возбудил против себя безпощадную травлю со стороны Бахмутский врагов, надеявшихся выжить меня из Бахмута» [1].

 В книге-исповеди «Бахмутские потещние» Луцкевич написал, «в Бахмуте преследователи подговаривали родителей учеников не пускать  детей на строевые учения; родители учеников гурьбой осаждало, требуя, чтобы я платил по 30 кон. каждому ученику в день; требовали, чтобы я покупал ученикам обувь и т. д. нельзя было показаться на улицу, чтобы не подвергнуться оскорблению, раздавались восклицание "эй, капрал, стой, смирно!",  с хохотом проносилось площадное бранное слово ... Кто-то нанимал пьяных босяков и босячек, которые останавливались против моей квартиры и, выкрикивая всякую мерзость по моему адресу, собирали праздную уличную толпу, которая неистово гоготала и хохотала с ругательства и из среды которой еврейчики в стуленческих тужурках своими одобрениями подстрекали безобразников к большему скандалу. Очень часто получал письма с требовашем немедленно убраться из Бахмута, так как буду убит» [1].

15 января 1910 г. Луцкевич получил письмо из Главного Штаба о вызове  в Петербург - « первого народного класса строя и гимнастики... в мае  на смотр Августейшему Шефу". Запрос о помощи в организации поездки Луцкевич направил в городскую Думу 22 января 1910 р. за № 291, в уездную земскую Управу «с просьбой оказать материальную поддержку  на обмундирование 300 учеников» [6].

Председатель уездной управы А.А.Карпов отказал. Возмутился «самуправством»  новый Екатеринославский губернатор, что Луцкевич мимо него обращался к царю, «сообщил, что вместо 300 учеников  он разрешает представить на Царский смотр не более 100-120  в виде ученической депутации» [1].

Луцкевич подсчитал, что необходимо от 4,5 до 6 тыс. рб. Он подчеркивал - « чрезвычайно важен  нсторический момент. Царь впервые призывает к себе из далекого Бахмута детей на  смотр».

  Среди его трудов А.А.Луцкевича были брошури к 100-летию Казанского Собора Петербурга, „Сборник патриотических статей, военно-исторических рассказов, примеров героизма и самопожертвования". 22 марта 1910 г. царь Николай, ознакомившись с опытом Луцкевича, направил   телеграмму - „Благодарю автора „Сборника" и радуюсь распространенно его трудов по всей России."  Газета „Голос Порядка" 27 апреля 1910 г. писала, что «в сборнике  напечатан  русекий народный гпмн, народная песня „Слава Богу на небе"; краткий географический очерк Российского государства; русские столицы ; военно-исторические разсказы, о высоком значении русского христолюбивого воинства. Книга  доступна как школьнику среднего  возраста, так и еле грамотному новобранцу. Исторический очерк  очень рельефно рисует нехитростному уму ребенка или солдата историю родной страны...от начала русского государства. Изложен очень тепло и задушевно..., как бы слышишь голос умной и  любящей патриотки-матерп, внушающей своимъ детям чувство уважения к людям, создавшим Россию и отстаивавшим ее от врагов  ,,не щадя живота своего". В отделе  народных картин-изба, светелка, сев, Св. Пасха, весенние воды, весна, сенокос, жнитво, сельские работы...В отделе военно-исторических рассказов-геройские подвиги при защите знамени, артиллерийских орудий, спасения начальников и товарищей; примеры исиолнения воинами присяги  в мирное время». Яркий пример  нам явили японцы-такие книги должны быть настольными у каждого русского школьника, у каждого солдата и матроса».

 Газета «Русская речь» 21 апреля 1910 г. писала,что «происходят  упражнения под открытым небом детей ежедневно от 7 до 9 час. утра и от 3 до 6 часов после обеда... под звуки детского оркестра, барабанов, при ружьях, флагах, знаменах. Дети  сознают серьезность и важность предстоящего им момента на Царском смотре, охотно являются и чрезвычайно точно, с великой бодростью и знергией проделывают всякие упражнения... какая масса любопытных-публики- сопровождают этот класс, который, разделившись по ротам и взводам и при своих ротных и взводных комадирах-малышах, весьма серьезно и с сознанием грандиозности  дела, парадирует по улицам  Бахмута. Дети народа, дети улицы делаются серьезными, умными, лишаются возможности проводить время в праздности... Разве это не обновлепие России после урока на Манчжурских полях и при Цусиме?».

Луцкевич издавал книги на свои средства, рассылал бесплатно, но директор училищ губернии требовал  внести  «в доход казны сумму». Луцкевич ответил директору училищ, что «пересылка по почте  изданий производится с оплатой  почтовым сбором, что доказывается имеющимися  расписками. Исполнением  заказов занимается  нанятое  частное лицо».

27 апреля 1910 г. гласные Бахмутской Думы поручили Голове В.И.Першину сопровождать учеников в Петербург, Дума выдала 1500 рб. на строевую форму, на оплату проезда   1865 рб., учителям и сторожам 250 рб., на подготовку гимнастики і марширования -190 рб. [7].

Газета „Русская Речь» писала- «Вахмут. Вчера утром, 15 мая ц 10 часов  отслужен был напутственный молебен. Каждому ученику выдан был походный мешок, в который клались вещи, необходимые в дороге и вагоне. Каждый получил деревянную со штыком винтовку...дети были осмотрены доктором, острижены, вымыты...Шествие  открылось барабанщиками. За ними  оркестр из 22 человек,  знаменщик нес знамя при двух ассистентах. Батальон следовал по 4 в ряд, взводными колоннами, при двух инструкторах и 4 учителя... Улица была запружена народом... Были  не только родители и родственники, но и все свободные люди...Мимо здания земской управы батальон прошел не останавливаясь. Подали из Воронежа 8 пульмановских вагонов, а деньги 1500 рб. передали Луцкевичу на вокзале в последний момент. Возле вокзала и все время следования  по городу со всех сторон окружала детей несметная толпа людей. Полиция доллша была принять решительные мери против безпорядка, железнодорожники на станции еле могли справиться со своими функциями...Половина Бахмута провожала детей...выражала свою радость...раздался третий звонок. Оркестр  в вагоне заиграл походный марш. Раздалось могучее восторженное „ура!", многие и многие плакали от радости и от умиления» [1].

Хлеб-соль царю Николаю II перед началом смотра 22 мая 1910 г. вручил Голова Бахмута В.И. Першин. Луцкевич получил чин действительного статского советника (генерал-майора). В Бахмутской Думе в честь этого события була установлена большая беломрамоная доска с золотой надписью. Фотографии смотра бахмутских «потешных» придворного фотографа Карла Буллы были напечатаны в газете  «Новое время» [8]. 

 Военный министр Сухомлинов в приказе №300 28 июня 1910 г. распорядился - „организованный инспектором народных училищ Бахмутскаго уезда  Луцкевичем народный класс военного строя и гимнастики вызвал  повсеместное подражание. Дабы поставить дело подготовки к военной службе и обучения строя в школьном возрасте  правильно и на прочных началах императору благоугодно было ВЫСОЧАЙШЕ повелеть, чтобы войсковые части, в районе расположения коих возникают классы военного строи и гимнастики, оказывали им полное и всестороннее содействие».  В статье «Юные разведчики» в  газете «Царскосельское дело» (23 июляя 1910 р.) было подчеркнуто : «Все почувствовали, что почин Луцкевича - благой почин, ему надо помочь, это единственный и верный путь к подготовке хорошего солдата...  ежедневно телеграф стал приносить известия, что по всем уголкам  необъятного Отечества возникают потешные полки... и повсюду они находят сочувствие широких кругов населения и материальную поддержку».

  На обратном пути при содействии военного министа Сухомлинова  «потешные» осмотрели памятные места Москвы.

Сплетни сопровождали «потешных» - якобы не губернатор, а  Луцкевич сократил число детей на треть, детей брал за  14 рублей  (хотя это были дети чернорабочих, поненщиков, прачек...), «2 июня явились бабы во двор инспокции, встревоженные пущенным в городе слухом  о крушении поезда, в котором возвращалась из Петербурга маленькая гвардия,  с бранью и нроклятиями приставали к жене Луцкевича по поводу убитых  и раненных до 40  детей» «4 июня в день приезда в Бахмут, не успев еще оправиться с дороги, я был поражен гамом и криками во дворе  ворвавшейся  толпы пьяных баб и каких-то оборванцев, которые, ругая меня площадною бранью выкрикивали, почему я не выдаю ученикам по 300 руб. каждому денег, врученных мне  в Петербурге. С болыпим трудом и  при помощи полиции удалось выпроводить эту безобразную толпу со двора инспекции...» [1].

 Министерство народного просвещения начало открыто презирать Луцкевича после серии статей в газете „Новое Время"  М. А. Меньшикова „Народное мужество", „Солдатики и чиновнички", „Военное воспитание", „ Алексеевские полки".

Заведующий школьным отделом земства Смекалов в 1911 г. потребовал от учителей выполнения только его указаний. Луцкевич обвинил Смекалова в попытке ввести почасовую плату законоучителям-священникам (что вытеснит изучение Закона Божьего),был против возвращении освобожденных учителей, создании комиссии для введения обязательного начального образования из учителей, которые имеют «хохломанские» наклонности,  и принимали участие в учительских Союзах и революции.

В январе 1911 г. А.А.Луцкевич во время отпуска был приглашен на аудиенцию к царю с докладом о состоянии земских школ, получил пенсию  1200 рб. на год за вислугу. Луцкевича зачислили в военное министерство и включили в комисию генерала Леша, которая разрабатывала Положение о военной подготовке школьников.

Чтобы сорвать очередную поездку  «потешных» в Петербург в 1911 г. Одесский округ очень поздно (18 июня, были уже каникулы) распорядился брать учеников Высшего народного 4-х классного училища Бахмута, где воспитанников Луцкевича не было, отправить учеников в Одессу в 4-х дневный срок (голова Думи В.И.Першин удивился,  не было времени собрать заседанне, виделить деньги). Одесский  полковник Назимов заявил, что „Луцкевич  отказался от сделанного ему предложения представить на смотр своих потешных". В результате, в Царском Селе оказались 15 учеников Бахмутской мужской гимназии («выдрессированных за две недели до поездки», как написал Луцкевич царю)  и директор гимназии Бракенгеймер, который  получил чин действительного статского советника и переехал в Крым.

На защиту Луцкевича выступили влиятельные российские «черносотенные» и монархзические газеты «Русское слово», «Русское знамя» - напечатали письмо - протест гласного Думы В.В.Липчая, что Луцкевич на свои деньги шил сапожки, кителя и фуражки 60 детям [9].

В апреле 1912 г. Бахмутская  Дума, сославшись, что ученики А.Луцкевича уже ездили в Петербург в 1910 г., что денег нет, что нужно «ликвидировать последствия наводнения...» отказала в повой поездке. «Заседание носило семейный характер,  спорили, препирались, пререкались, вспоминали о делах семейных,...чувствовали себя как дома»-писала газета «Бахмутский листок» [10].

В апреле 1912 г. Луцкевич ушел в отпуск и оставил должность инспектора народных училищ, выпустил книгу, содержавшую антиеврейский манифест. «Бахмут показался   жалким, убогим, грязным и отвратнтельным, наполнявшее  душу чувство обиды от незаслуженной ссылки  до слез давило и угнетало. Город  оказался переполненным жидами, захватившими в свои руки торговлю и промышленность, банковые операции, врачебную часть, адвокатуру, народное образование. Жиды и неразлучные их спутники поляки проникли  в разные местные комитеты и правительственные учреждения,  в земскую управу и во все  земские учреждения. Здесь процветает  еврейский клуб под названием „коммерческий", русский  клуб под громким наименованием „общественное собрание" представляет собою  жалкое явление  по внешнему своему виду,  по внутреннему содержанию:  нет ничего, чтобы свидетельствовало об объединенш русских на напиональио-патриотических началах,  нет  соответствующих русскому духу развлечений, процветает карточная игра и кутежи с  певичками, что и в еврейском клубе. Жидовское господство и русская раболепная приниженность сказываются здесь во всем и на каждом шагу. Жиды живут в лучших домах, жены и дочери   щеголяют самыми модными и дорогими нарядами, едят тонкие блюда и пыот дорогие вина, разлетают в шикарных экипажах,  на лето уезжают в заграничные курорты, а русские, у которых жиды из под носа забрали  местные богатства, закупили имения и сделалн  своими должниками, умильно глядят им в глаза и всячески прислуживаются в ожидании  подачки. Русский обыватель не может без жида-коммиссионера ни купить ничего, ни продать, ни нанять себе квартиру, ни договорить прислугу...Наибольший и разнообразнейший привоз на местный базар всякой птицы, рыбы, яиц, молочных продуктов бывает только по пятницам перед еврейским „шабашем",  в  шабаш (субботний день) базар совершенно пуст и в городе  все вымерло...По части  благоустройства Бахмут стоит  ниже железнодорожных, заводских и рудничных поселков  уезда. На  улицах весной и осенью стоит такая ужасная грязь, что  лошади тонут,  летом  пыль, от которой нет спасения даже в домах с наглухо закрытыми дверями и ставнями;  керосиновые лампочки в далеко отстоящих друг от друга уличных фонарях  не освещают и в безлунные ночи повергают  в непроницаемый мрак;  город страшно бедствует от недостатка воды, не имеет своего водопровода, лишен  пруда,  в колодцах вода соленая и для питья вовсе не годится» [1].

  Летом 1912 г. А.А.Луцкевич преждевременно умер.

Прошло 100 лет от событий, связанных с деятельностью А.А.Луцкевича в Бахмуте. Бесспорно, он был энергичным педагогом, ярым монархистом с обостренным чувством антисемитизма, который может объясняться пребыванием в небольшом городе, где иудеи представляли треть населения (имели мощное влияние в торговле, промышленности, финансах, образовании, медицине, культуре).

Россия пережила 2 революции 1917 года, кровавую гражданскую войну и голод. Как известно, «командирско-военную педагогику» изобрел А.С.Макаренко. И российской монархии, и «народной власти» нужны были вымуштрованные граждане. Странно, что одним из ожесточенных врагов методики Макаренко была Н.К.Крупская в Наркомпросе. Не использовал ли А.С.Макаренко опыт и книги Луцкевича?...

Литература:

•1.     Луцкевич А. Бахмутские «потешные». Бахмут, 1912.

•2.     Татаринов С.Й., Тутова Н.О. Нариси самоврядування у Бахмуті і повіті. Артемівськ, 2008, 240 с.

•3.     РГИА. Ф. 733. - Оп.. 187. -Д. 610. Ведомость школьной сети Бахмутского уездного земства за 1903 год; Отчет Бахмутской уездной земской управы по народному образованию за 1903-1904 учебный год. Бахмут,1904. - 68 с.

•4.     Колено Д. И. Голос народного учителя / Д.И. Колено // Бахмутский уездный учительский Союз. - СПБ, 1907.

•5.     Г.К.Северин, С.И.Татаринов. Ликвидация эпидемии холеры в Донбассе в 1910 г. Вопросы здравоохранения в Донбассе. Сборник научно-педагогических трудов МОНМС и Донецкого медуниверситета им. Горького. Вып.25. Донецк, 2012, с.63-69

•6.     Отчет Бахмутской городской управы за 1908 г. Бахмут, 1909. - 103 с.

•7.     Денежный отчет Бахмутской городской Думы  за 1910 год. Бахмут, 1911. - 105 с.

•8.     Адамов И.А. Ровесник царевича / И.А. Адамов // Былое. -Артемовск, 1992. -№3.

•9.     Русское знамя.  1910,  29 июня; Русская речь.  1910, 20 июня; Вестник Русского собрания. 1911., 10 марта.

•10. Бахмутский листок, 1912, 21 апреля.

  


Залиште коментар!

Дозволено використання тегів:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <code> <em> <i> <strike> <strong>