XIV Міжнародна наукова інтернет-конференція ADVANCED TECHNOLOGIES OF SCIENCE AND EDUCATION (19-21.04.2018)

Русский English




Научные конференции Наукові конференції

Накаряков М.В. ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ ПРОГРАММЫ ПЕРЕСЕЛЕНИЯ П.А. СТОЛЫПИНА

Накаряков Михаил Викторович

Российский государственный профессионально-педагогический университет, г. Екатеринбург,  ФГУП «РОСТЕХИНВЕНТАРИЗАЦИЯ - ФЕДЕРАЛЬНОЕ БТИ»  

 

Земля - это залог нашей силы в будущем, земля - это Россия».

                                                                П.А.Столыпин

ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ ПРОГРАММЫ ПЕРЕСЕЛЕНИЯ П.А. СТОЛЫПИНА

Немногие из проблем дореволюционной истории вызывают столь острые споры, как Столыпинская аграрная реформа. По мнению Н. Проскуряковой «полемика вокруг преобразований настолько политизирована, что  в наши дни отношений к ней стало, чуть ли не вопросом веры - или ее принимают, или отвергают». Данная тема активно дискутируется как в отечественной, так и в зарубежной научной литературе. Мнения специалистов по рассматриваемой теме имеют широкий диапазон: от провального и крайне пессимистического до успешного и единственно верного.     

            Рассмотрим предысторию Столыпинской аграрной реформы. Перестройки 60-70 годов XIX века в России, несмотря на их незавершенность, создали условия для рывка в сторону рыночной экономики. На их потенциале страна прожила вплоть до начала ХХ века. За это время произошел переход экономики от аграрной к аграрно - индустриальной и превращение России в среднеразвитую страну с самыми высокими темпами развития промышленности (10% в год) и сельского хозяйства (6%).

              Однако, несмотря на ускоренную экономическую модернизацию, Россия оставалась крестьянской страной; по данным переписи населения 1897 года, крестьянскому сословию принадлежало 93 млн. человек (74%), но занимались сельским хозяйством только 69,4 миллиона, или 74 процента. К 1905 году уже 17 млн. крестьян не занимались селькохозяйтвенным трудом. К концу XIX столетия крестьянский вопрос в России приобрел необычайную остроту: устаревшая организация аграрного сектора экономики; сдерживание развития промышленности в силу низкой покупательной способности большинства сельского населения; значительные средства казны уходили на ликвидацию неурожаев; рост недоимок по различным налогам и повинностям крестьян. Поэтому вопрос о земле был сверхважным и актуальным.

            На первый взгляд, это противоречило тем успехам, которых достигла русская деревня к началу  ХХ века: Россия заняла первое место в мире по общему объему производимой сельхозпродукции. Она давала 50% всех мировых сборов ржи, около 20% пшеницы, в целом четверть мирового сбора зерна и его экспорта; чистые среднегодовые сборы хлебов и картофеля с 70-х годов XIX века выросли на 85%; чистые сборы на душу населения увеличились с 397,9 килограммов до 490,7. Еще быстрее росли сборы сахарной свеклы, льна, всех технических культур. Увеличилось поголовье и продуктивность скота.

            Какова же причина беспокойства правительства России? Оказывается развитие аграрного производства шло за счет предпринимательских помещичьих хозяйств и зажиточной части крестьянства: таких насчитывалось около 2 млн. из 12 млн. их общего количества. Они производили 30-40% валовых сборов хлеба и 50% всей товарной продукции села, сосредоточив у себя 80-90% частных крестьянских земель и почти половину арендованных. Большинство зажиточных хозяйств находилось в Новороссии, Предкавказье, Заволжье, Сибири. Они владели усовершенствованными орудиями труда и механизмами, ввоз, которых в Россию увеличивался с феноменальной скоростью; вносили удобрения; использовали наемный труд. Урожайность таких хозяйств была в полтора-два раза выше. Ситуация же в центрально - земледельческом районе была иной: прослойка зажиточных крестьян была незначительна; в материалах правительственных комиссий указывалось на обнищание и упадке деревни (истощение почвы, переход от трехпольной системы землепользования к двухпольной, сокращение количества скота, истребление лесов). Главной причиной «оскудения центра» называлась малоземельность большей части крестьянских дворов и др.

            Для решения указанных проблем в 1902 году Николаем II было создано особое совещание о нуждах сельского хозяйства промышленности под руководством С.Ю.Витте. Итогом его деятельности предложение  разрешить свободный выход из общины всем желающим, которые могли бы создавать свои хозяйства на основе частной собственности на землю, что было закреплено в Манифесте от 3 ноября 1905 года. И уже к апрелю 1906 года кабинетом Витте была разработана программа преобразований в российской деревне, которая легла в основу аграрной реформы, получившей название Столыпинской.

            Российская власть вынуждена была сама создавать среду для развития принципов частного права, став инициатором формирования нового типа общественных отношений, основанных на симбиозе западных законодательных институтов и российских традиций.

Реформа велась в двух основных направлениях: разрушение общины и создание мелкого частного крестьянского хозяйства как основы сельскохозяйственного производства;

            переселение желающих на свободные земли за Урал.

            Целей переселения крестьян за Урал было несколько (авторская трактовка):

            политическая - создание в деревне прочной опоры для самодержавия из крепких собственников, которые должны  были стать препятствием на пути нарастания революции в деревне;

            экономическая - разрядка остроты аграрного вопроса в Европейской России, подъем благосостояния всего крестьянства Росси;  

            геополитическая - колонизация земель  Сибири, особенно Дальнего Востока.

            Для достижения поставленных целей необходимо было решить следующие первоочередные задачи (авторская трактовка):

разрядить  земельную  тесноту,  которая наблюдалась в центральных районах  России

создать в деревне широкого слоя крестьян - собственников;

активизировать вмешательство государства в перестройку деревни путем административных мер;

сформировать крепкую консервативную опору власти из зажиточных крестьян - собственников, которые будут с уважением относиться к чужой собственности, исправно платить налоги, внесут социальное спокойствие;

образовать из крепких крестьянских хозяйств образцы для подражания;

изменить земельные отношения;

повысить производительность сельского хозяйства  как базы общего подъема экономики страны;

достичь компромисса общественных сил,  чтобы, с одной стороны, не ущемлять законных прав помещиков на землю, а с другой  - обеспечить  землей  наиболее  сознательную   часть   крестьянства,   как предполагалось, опору самодержавия;

внедрить в жизнь комплексную программу приватизации  сибирской  земли;

предоставить без выкупа землю сибирским крестьянам в собственность;

«содействовать не допуская каких - либо  насилий над  волею  самих  старожилов  или  новоселов,    тому,   чтобы сельские общества с общинным землепользованием перешли к владению  личному»;

рекомендовать местным  чиновникам  в  беседах  с  населением      проявлять служебный  такт  и  благожелательную  настойчивость;

проводить пропагандистские кампании в пользу переселения.

            Правовую основу реформы составляли царский указ от 9 ноября 1906 г., закон от 14 июня 1910 г и другие документы. Их смысл заключался в замене общинной собственности на землю с подворным владением и землепользованием частной собственностью главы двора на землю, которая становилась его личной собственностью.

            Основными районами переселения были Сибирь, Средняя Азия, Дальний Восток и Северный Кавказ. Правительство всячески поощряло и  способствовало заселению переселенцами данных регионов: были устранены все препятствия и создан серьезный стимул для переселения в осваиваемые районы страны: кредиты, отпускаемые  переселенцам,  увеличились в четыре раза по сравнению с периодом 1900-1904 гг.; им предоставляли большие земельные участки и множество льгот - пособия в размере 200 рублей на семью (Б.Л. Бразоль), налоговые льготы, надолго освобождались от службы в армии; прощались долги; давали беспроцентные ссуды и освобождение от налогов на 5 лет; проезд  был  бесплатным, а специальные, по конструкции, «столыпинские» вагоны, которые появились в 1906 году, снаружи они были окрашены в зеленый цвет и напоминали простые багажные вагоны пассажирских поездов, задняя их часть представляла собой помещение во всю ширину вагона, которое предназначалось для скота и инвентаря и имущество.

Для яркости представления, необходимо определить, что же можно было приобрести в начале века на 200 рублей. По данным предоставленным Б.Н. Мироновым, Б.Л. Бразолем, Н.А. Рубакиным, рассмотрим цены на продукты питания в России в начале XX века, которые основываются только на реальных документах: приказах и постановлениях правительства и министерств Российской Империи, прейскурантах, ценниках, отчётах, выписках из книг доходов и расходов, меню и счетов того времени. Вот список цен того времени на продукты,  стоимость указана за килограммы для удобства восприятия: батон ржаного  хлеба весом в 400 граммов - 4 коп., батон белого сдобного  хлеба весом в 300 граммов - 7 коп., картофель свежий 1 килограмм - 15 коп., мука ржаная  1 килограмм - 6 коп., мука овсяная  1 килограмм - 10 коп., мука пшеничная высшего сорта   1 килограмм - 24 коп., макароны простые 1 килограмм - 20 коп., вермишель из муки высшего сорта 1 килограмм - 32 копейки, сахарный песок второго сорта 1 килограмм - 25 копеек, пряники тульские с вареньем 1 килограмм - 80 копеек, конфеты шоколадные 1 килограмм - 3 рубля, кофе в зернах 1 килограмм - 2 рубля, чай листовой 1 килограмм - 3 рубля, соль поваренная  1 килограмм -3 копейки, молоко свежее 1 литр - 14 копеек, сливки  жирные 1 литр - 60 копеек, сметана 1 литр - 80 копеек, творог 1 килограмм - 25 копеек, сыр  «Российский» 1 килограмм -  70 копеек, масло сливочное  1 килограмм - 1,2 рублей, масло подсолнечное 1 литр - 40 копеек, курица парная  1 килограмм - 80 копеек, яйцо отборное десяток -25 копеек, мясо телятина парная вырезка 1 килограмм - 70 копеек, мясо говядина лопатка 1 килограмм - 45 копеек, мясо свинина  шейка 1 килограмм - 30 копеек, рыба свежая окунь речной 1 килограмм - 28 копеек, рыба свежая судак речной 1 килограмм - 50 копеек, рыба свежая сом 1 килограмм - 20 копеек, рыба свежая лещ 1 килограмм - 24 копеек, икра черная зернистая 1 килограмм - 3 рубля 20 копеек, икра черная паюсная 1 сорта 1 килограмм - 1 рубль 80 копеек, капуста  квашенная 1 килограмм - 20 копеек, лук репчатый 1 килограмм - 5 копеек, морковь 1 килограмм - 8 копеек, помидоры отборные 1 килограмм - 45 копеек.

            Построенная Россией и введенная в эксплуатацию в 1903 году Китайско-Восточная железная дорога, проходящая по территории Маньчжурии через Харбин до станции Пограничная (Гродеково) способствовала переселению крестьян более эффективно и комфортно. В 1901 году построена и линия от Гродеково до Уссурийска, и Владивосток был связан стальной колеёй с центром России. С постройкой Китайско-Восточной железной дороги установилось сообщение с Дальним Востоком на всем протяжении Великого Сибирского пути. Европа получила выход к Тихому океану.

            Одной из особенностей деятельности Столыпина в содействии крестьянам - переселенцам,  помощь оказывалась в  натуральном  виде, так как деньги крестьянин мог  попросту пропить, стать жертвой дельцов,  финансовых  воротил  и  чиновников: путем  создания  развитой  инфраструктуры - в   зонах   переселения правительство строило железные дороги, водохранилища, колодцы,  школы, медицинских пунктов было открыто около 500, а также получения помощи в виде семян,  скота,  инвентаря.            

            Говоря о методах проведения реформы  нельзя  не  отметить,  что  они опирались на нажим аппарата, чиновников, полиции. (Ведь  это  была  революция сверху!). Мы уже упоминали,  реформа  реализовалась  в  то  время,  когда  в стране царила  обстановка  расстрелов,  виселиц,  прямого  насилия  властей. Столыпин утвердил и право власти вмешиваться  в  сугубо  экономические отношения.   Право   государства   на   насилие    в    экономике первые продемонстрировано в общероссийском масштабе именно Столыпиным  в  ходе  его реформ.

По указу 10 марта 1906 года право льготного переселения крестьян было предоставлено всем желающим без ограничений. Правительство ассигновало немалые средства на расходы по устройству переселенцев на новых местах, на их медицинское обслуживание и общественные нужды, на прокладку дорог. В 1906-1913 годах за Урал переселилось 2792,8 тысяч человек.

Несмотря на всю помощь правительства, количество крестьян, не сумевших приспособиться к новым условиям и вынужденных вернуться, составило 12% от общего числа переселенцев. Кроме этого переселенцы с неохотой шли в тайгу, но зато на Алтай было настоящее паломничество. Люди возвращались,  значительный всплеск в 1910 и 1911 годах возвращенцев объясняется тем, что соответствующие службы не успевали найти лавине переселенцев изученные места для обустройства.

Столыпин лично хотел понять, почему люди репатриируют и пришёл к выводу о необходимости внесения в переселенческую политику ряд серьёзных поправок и уточнений.

            В  статье В.  Пантелеева «Сибирская одиссея Столыпина» говорится о том, что «в конце августа - начале сентября 1910 года П. Столыпин  и  главноуправляющий землеустройством и земледелием А. Кривошеин совершили поездку по Сибири.  По окончанию делегации был составлен отчет, с учетом  которого они выдвинули комплексную программу приватизации  сибирской  земли.  В короткий  срок  был  разработан  пакет   законопроектов   и   постановлений, направленных на введение частной собственности на  землю  в  Сибири».  И в ноябре 1910 года Главное управление землеустройства и  земледелия  направило в  Государственную  думу  главный из  тех   документов - «Положение   о поземельном устройстве крестьян и инородцев  на  казенных  землях  сибирских губерний и областей». Суть его была весьма решительна: без всякого выкупа предоставить землю сибирским сельским обывателям в собственность. Несомненно,   в   этом предписании отразились  новые  подходы  в  стремлениях  правительства  провести фермеризацию России, что делало  переселенцев,   надежными   сторонниками   столыпинских преобразований. 

            Столыпин и Кривошеин не меньше самих переселенцев «дивились и радовались их привольной, здоровой, удачной жизни на новых местах, их добротным сёлам, даже целым городам, где три года назад не было ни человека. И это лишь за четыре начальных года, когда сбор хлеба поднялся до 4-х миллиардов пудов». 

            Будучи принципиальным сторонником частной собственности и категорически отвергая общину, Петр Аркадьевич, тем не менее, считал, что на этапе массового переселения самым важным является скорейшее включение в хозяйственный оборот всех переселенцев, а так же развитие инфраструктуры - строительство дорог и тому подобное.

Рассмотрим, как оценивали политику Столыпина по переселению крестьян некоторыми учеными из Германии и Швейцарии. Исследователи - «пессимисты» акцентировали внимание на трудностях в организации переселения и в адаптации колонистов к новым условиям и климату, особенно на дальнем Востоке; подчеркивали невозможность решить аграрную проблему путем форсированного переселения населения за Урал. Нецельд писал об исчерпании природного для земледелия фонда земли в основных районах колонизации. Швейцарский историк К. Шписс, немецкие исследователи Д. Ландграф и Л. Деег уделили существенное внимание роли переселения в экономическом освоении Дальнего Востока и в развитии производительных сил региона и отметили содействие правительства колонизации края, указав на предоставлении новоселам значительных льгот.

Шписс отметил стремление правительства созданию на Дальнем Востоке способного к самостоятельной деятельности, ориентированного на рыночное производство и лояльного к государству среднего крестьянства.

Морич, Ландграф, Деег, Шписс признали наличие у царского правительства при колонизации Сибири и Дальнего Востока как экономических и политических целей, так и геополитических устремлений. Действительно опасность переселения в регион выходцев их сопредельных стран осознавалась и центральной властью, и администрацией приморского губернатора. Впрочем, эта проблема остается насущной и в наши дни. Согласно данным Д. Ландграфа, благодаря колонизации численность населения выросла с 490290 человек в 1907 г. до 725656 - в 1913. далее он отмечал, что условия переезда и адаптация новоселов оставались крайне тяжелыми. Тем не менее, рост переселенцев превзошел все ожидания и обострил многие проблемы: нехватка жилья в ряде мест приобрела катастрофический характер, возникли трудности со здравоохранением. Что в совокупности привело к высокому уровню смертности среди поселенцев.

Возникали сложности с обеспечением колонистов землей. Эта проблема. столь характерная для Сибири, нашла свое отражение и на Дальнем Востоке: далеко не каждый новосел получал положенные ему по закону 15 десятин земли; с 1906 г. не было возможности свободно  выбирать участки земли; межевание проводилось крайне небрежно, что приводило к конфликтам среди крестьян; имело место захватное землевладение. Это стало главной причиной репатриации, которая постоянно возрастала. Однако, с 1912 г., благодаря финансовой поддержке государства и общему совершенствованию организации, поток возвращенцев пошел на спад. И их доля составила 10,6 % по сравнению с максимальным показателем 56 %. Немецкие специалисты отмечают провал курса переселения новоселов, ориентированных на рынок, отнюдь не считая переселенческую политику Столыпина провалившейся.

При всех трудностях основная часть колонистов, все же, закреплялась на новом мест, привнеся с собой более совершенные приемы хозяйствования и агрикультуры. Деег признает тенденцию к росту уровня жизни: постоянный рост  их спроса на различные потребительские товары, мебель, сельхозмашины, усовершенствованные орудия производства; средний земледелец имел годовой доход в размере 3000 руб, что вдвое превышало уровень дохода крестьянина к западу от Урала.

Сельское хозяйство дальнего Востока было более продуктивным по сравнению с районами к западу от Урала, тем не менее, не стоит преувеличивать интенсивный характер дальневосточного земледелия. В годы реформы хозяйство во многом велось экстенсивно, за счет распашки новых земель. Рост посевных площадей в Приамурье и Приморье в 1907-1913 гг. опережал рост урожайности. И, все же, подчеркивает Ландграф, значительно уменьшилась зависимость края от импорта зерна, и лишь 10 % хлева ввозилась из Маньджурии; расширился круг возделываемых культур - к яровой ржи, пшенице, овсу, ячменю добавились картофель, кукуруза, табак, бахчевые; начали возделывать виноград; распространяться садоводство и огородничество.

 Итоги переселенческой компании были следующими. Во-первых, за данный период был осуществлен громадный скачок в экономическом и социальном развитии Сибири. Также население данного региона за годы колонизации увеличилось на 153%. Если до переселения в Сибирь происходило сокращение посевных площадей, то за 1906-1913 годы они были расширены на 80%, в то время как в европейской части России на 6,2%. По темпам развития животноводства Сибирь также обгоняла европейскую часть России.

Результаты реформы характеризуются быстрым ростом аграрного производства, увеличением емкости внутреннего рынка, возрастанием экспорта сельскохозяйственной продукции, причем торговый баланс России приобретал все более активный характер. В результате удалось не только вывести сельское хозяйство из кризиса, но и превратить его в доминанту экономического развития России. Валовой доход всего сельского хозяйства составил в 1913 году 52,6% от общего валового дохода. Доход всего народного хозяйства благодаря увеличению стоимости, созданной в сельском хозяйстве, возрос в сопоставимых ценах с 1900 по 1913 годы на 33,8%. Дифференциация видов аграрного производства по районам привела к росту товарности сельского хозяйства. Товарооборот сельскохозяйственной продукции увеличился за период реформы на 46%. Еще больше, на 61% по сравнению с 1901-1905 годами, возрос в предвоенные годы экспорт сельско-хозяйственной продукции. Россия была крупнейшим производителем и экспортером хлеба и льна, ряда продуктов животноводства. Так, в 1910 году экспорт российской пшеницы составил 36,4% общего мирового экспорта.
Однако не были решены проблемы голода и аграрного перенаселения. Страна по-прежнему страдала от технической, экономической и культурной отсталости. Так в США в среднем на ферму приходилось основного капитала в размере 3900 рублей, а в европейской России основной капитал среднего крестьянского хозяйства едва достигал 900 рублей. Национальный доход на душу сельскохозяйственного населения в России составлял примерно 52 рубля в год, а в США - 262 рубля. И все же темпы роста производительности труда в сельском хозяйстве были сравнительно медленными. В то время как в России в 1913 году получали 55 пудов хлеба с одной десятины, в США получали 68, во Франции - 89, а в Бельгии - 168 пудов. Экономический рост происходил не на основе интенсификации производства, а за счет повышения интенсивности ручного крестьянского труда. Но в рассматриваемый период были созданы социально-экономические условия для перехода к новому этапу аграрных преобразований - к превращению сельского хозяйства в капиталоемкий технологически прогрессивный сектор экономики.

По данным, приведенным в работе А. Ковальчука, производство зерна в 1907-1913 гг. увеличилось по сравнению с 1900-1906 гг. с 26,7 до 30,5 млн. пудов, или на 14,2 %; рост урожайности зерновых составил 107 % для ржи, 111,7 % - для пшеницы, 106,6 % - для овса и 133,7 % - для ячменя.

Ряд внешних обстоятельств (смерть Столыпина, начало Первой мировой войны) прервали Столыпинскую реформу. Всего 8 лет проводилась аграрная реформа, а с началом войны она была осложнена - и, как оказалось, навсегда. Столыпин просил для полного реформирования 20 лет покоя, но эти 8 лет были далеко не спокойными. Однако не кратность периода и не смерть автора реформы, убитого в 1911 году рукой агента охранки в киевском театре, были причиной краха всего предприятия. Главные цели далеко не были выполнены. Введение частной подворной собственности на землю вместо общинной удалось ввести только у четверти общинников. Не удалось и территориально оторвать от "мира" зажиточных хозяев, т.к. на хуторских и отрубных участках поселялись менее половины кулаков. Переселение на окраины так же не удалось организовать в таких размерах, которые смогли бы существенно повлиять на ликвидацию земельной тесноты в центре. Все это предвещало крах реформы еще до начала войны, хотя ее костер продолжал тлеть - таково мнение советских историков.

Представление современников Столыпина на итоги реформы разделилось: «крайне правые и крайне левые считали, что его курс провалился, вызвал обострение аграрного вопроса; более объективными представляются указания критиков на непоследовательность, недостаточность, непродуманность ряда мер» (В.В. Фортунатов, А. Ковальчук), с этим мнением были согласны и зарубежные ученые, например, такие, как Морич.

Американские исследователи рассматриваемой темы Д. Тредголд и Г. Павловский, по мнению их оппонентов, преувеличивают позитивные результаты переселенческой политики Столыпина. Морич, несмотря на критику некоторых негативных моментов реализации преобразований, далек от недооценки положительного, в общем ее балансе.  Он справедливо указывал, что «данная политика дала импульс к одной из крупнейших миграций в мировой истории и во многом способствовала освоению Азиатской России».

Однако в результате перестройки Столыпина, Сибирь превратилась в крупного производителя и экспортера хлеба и мясо-молочной продукции (Морич). В обобщающей работе Штекля  реформы Столыпина рассматриваются как единственно верный в тех условиях курс, хотя и отмечаются сомнения в способности правительства подвести под рассчитанные на длительную перспективу реформирование деревни необходимые политические и духовные основания. Смельчаки, не побоявшиеся новизны переселения, обособленного землевладения, ни запугивания, ни насмешек соседей, явились на местах первыми работниками ранее не ведомых хозяйственному сознанию народа условий независимого землепользования. На их примере крестьянство впервые увидело, что можно не только существовать, но и хорошо и достойно жить. Крестьяне, осевшие на собственных землях, говорили, что они «свет увидели».

            Рубежом стал 1917 год, за которым аграрные преобразования пошли иным путем: декрет о земле 1917 года фактически национализировал землю, все крестьяне, включая тех, кто за годы Столыпинской реформы стал ее собственником, объявлялись земельными пользователями, это касалось даже усадебной земли крестьянского двора (прежде даже община не включала ее в состав своих владений, оставляя в собственности). И принятый в январе 1918 года на III съезде Советов декрет «О социализации земли» подтвердил принципиальное решение предыдущего законодательного акта.

Можно себе представить каким потрясением для крестьянства стало это решение нового строя. По моему мнению, этот удар оказал огромное влияние на менталитете российского крестьянства. В связи с этим на память приходят поговорки, которые, как мне кажется, были в нашей действительности какое-то время,  из тех сложных времен: «Моя хата с краю, я ничего не знаю», «Вперед не суйся и сзади не отставай», «Своя рубаха ближе к телу».

Автор работы, наряду с мнением Н. Проскуряковой и некоторых других историков, считает, что, несмотря на неизбежные при таком масштабе нововведений издержки, реформа Столыпина положила начало радикальным изменениям в жизни российского крестьянина, создала перспективы выхода из глобального кризиса, в котором находилось сельское хозяйство страны. Конечно, это было только начало той огромной работы, которой не суждено было завершиться. Верно отметил в своей работе Б.Л. Бразоль, изданной в Нью-Йорке в 1968 году, «Видно, прав был бывший министр земледелия Кривошеин, заявив немецкому профессору Зеерингу, приехавшему в 1912 году в Москву во главе комиссии, которой было поручено ознакомиться с результатами столыпинской реформы; «России необходимы 30 лет спокойствия, чтобы сделаться наиболее богатой и процветающей страной во всем мире».

«Процесс преобразований не был закончен, но был заложен базис, на котором можно было бы выстраивать современную систему социальных, правовых и иных связей, формируя среду, где собственность станет неотъемлемой частью личности как субъекта, его потребностью в определении своего  жизненного пространства по отношению ко всему остальному миру» - такое заключение итогу деятельности П.А. Столыпина дает Наталья Федорова, кандидат исторических наук в одной из своих работ.

Ценный опыт аграрной реформы в целом и переселения за Урал, в частности, несомненно, может быть использован при преобразовании современной деревни.

В завершении работы хотелось остановиться на побудительном мотиве для данного исследования - мои прабабушка казачка Прасковья и прадедушка «хохол» Федор с тремя детьми в 1906 году по Столыпинской реформе переселились в Сибирь с Южной Украины (точно не знаю откуда). Доехали да места, которое называется село Кочки теперешней Новосибирской области.

По описанию летописца села Кочки Галины Кирилловны Дроновой, прежде чем купить землю, крестьяне послали доверенных лиц. Лица эти не исчезли из числа товарищей, как это постоянно случается в хуторах, набранных с бору и с сосенки, и все находятся на жительстве в хуторе. Эти доверенные искали подходящего места четыре года, и мало того, что искали, но исследовали качества земли, засевали маленькие лоскутки, дожидались времени жатвы. Это делалось в разных местах, и только после того как доверенные нашли подходящее место, в котором надо было жить и им самим, они приступили к покупке. Но и после совершения покупки переселенцы еще не тронулись со старых мест; предварительно они выделили из своего товарищества несколько человек, которые, прибыв весной на новые места, запаслись скотом и орудиями, распахали уже несколько десятин и засеяли. Когда прибыли переселенцы, у них был свой хлеб. Отличительной особенностью южнорусского крестьянина и моего деда в том числе, испокон века, было  не дать себя в обиду. Он ушел на новые места не потому, что нечем было "платить", а потому, что он не хотел платить и отдавать того, что нужно самому; знал он и перетерпел все, что претерпели и претерпевают все великорусские крестьяне - и непомерные арендные цены, и штрафы за курицу, за теленка, за потраву, за прикос, словом, знал и испытал все лежащие на народной массе обязанности; но когда великорусский крестьянин приходил от всего этого только к отчаянию и бегству "очертя голову", южнорусский только укреплялся в энергии обороны самого себя. тем количеством карбованцев, которое было ими припрятано, они сумели распорядиться весьма умно и основательно.

Та же самая, стальной крепости, глина, которая удручает нашего черноземного крестьянина, дает возможность южноруссам строить отличные, красивые, теплые землянки из так называемого «воздушного кирпича» - он красен, как огонь, велик, прочен и красив. И во всех мелочах домашнего обихода видна та же постоянная отчетливость и определенность в поступках. Какая разница, хотя бы, например, в устройстве собственной хаты, землянки, избы и окружающих ее жилых хозяйственных построек в этих двух стоящих рядом хуторах.

Семья прадеда была трудолюбивая, а дед еще и предприимчивым человеком. Быстро обустроили на новом месте, завели скот, птицу, построили дом и все необходимое в хозяйстве. Вскоре семья стала зажиточной: имела обширный набор сельскохозяйственных машин - косилку, жатку, молотилку, веялку, сеялку, усовершенствованные плуги, соломорезку; несколько лошадей, дойных коров; сепараторы и маслобойки. Это позволяло широко применять удобрения; закладывали силос на корм скоту; в земледелии использовали трехполье, улучшали землю травосеянием и использовали другие приемы возделывания земли. И, как результат, у деда средние урожаи были выше, чем у других крестьян, что давало устойчиво высокий доход. Бабушка одевалась барыней - имела очень красивые черное и белое кружевные платья (по воспоминаниям родственников). Так как в семье были малые дети, то  прадеду помогали наемные работники. В домашнем хозяйстве бабушка со старшими детьми справлялась сама.

Когда в 1913 году в честь 300-летия дома Романовых был проведен конкурс образцовых крестьянских хозяйств, был ли премирован в числе 306 человек, не знаю, но хочу заняться поиском.

Мой дед Илья родился 20 июня 1914 года, то есть перед самой Первой мировой войной, а уже через несколько месяцев Федор ушел на фронт защищать Отечество и это, заметьте, при том, что переселенцы были освобождены от воинской повинности. Воевал, попал в плен к австрийцам, работал у помещика, бежал и, новые знания по землепользованию, которые он приобрел в плену, использовал в своем хозяйстве. Во время войны прабабушке было тяжело справляться с огромным хозяйством и она, естественно нанимала работников, которые с удовольствием помогали вести, хозяйство, видимо она хорошо и ними рассчитывалась. А многие голодали.

Семья воссоединилась, дети подросли, дедушка Илья с семи лет помогал пахать поле, ведя под уздцы коня. И, потрясение от новой политики, которую привнесли с собой большевика в отношении землепользования в 1917 году, потихоньку утихало, и хозяйство вновь начало приносить хороший урожай и радовать тружеников.  

Далее вспомним, что происходило в России в начале третьего десятилетия. Пришел апрель 1929 года со своими новыми потрясениями - НЭП (новая экономическая политика) был свернут официально; VI партконференция приняла пятилетний план индустриализации и политику коллективизации. Меры становились все жестче. Уже по изначальным директивам об образовании колхозов туда запрещалось записывать «кулаков». Их заранее отделяли от основной массы сельчан. И 27 декабря 1929 г. на конференции «аграрников-марксистов» Сталин объявил о «переходе к политике ликвидации кулачества как класса»: 5 января 1930 г. последовало постановление ЦК, требующее завершить коллективизацию в зернодобывающих районах к 1932 г. и указывающее, что «партия имеет все основания перейти в своей практической работе от политики ограничения эксплуататорских тенденций кулачества к политике ликвидации кулачества как класса». Началась страшная «мужичья чума», в ходе которой было депортировано 15 млн. чел. Какие уж там кулаки! Под это определение попадала любая зажиточная крестьянская семья. Две коровы имеешь - кулак. «Спецпереселенцы» вымерли в пути: на этапах, в пересыльных лагерях, в битком набитых эшелонах. Оказывать им помощь запрещалось кому бы то ни было, огромные этапы вымирали полностью - от голода, цинги, морозов. Но в разгар этой вакханалии 2 марта 1930 г. вдруг вышла статья Сталина «Головокружение от успехов», где критиковались «перегибы» и разъяснялось, что колхоз - дело добровольное. И в какой-то мере крестьян это успокоило. Раз добровольное, то и выписаться можно. И уже созданные колхозы мгновенно поползли по швам. Через 2 месяца процент коллективизированных хозяйств упал с 60 до 23.

Однако в июле 30-го на XVI съезде Сталин заявил: «Нет такой крепости, которую большевики не смогли бы взять», и неизменность партийной линии была подтверждена. И осенью того же года наступление возобновилось еще более настойчиво и организованно. А затем разразился голод, охвативший Украину, Кубань, Юг России, Белоруссию, в результате которого вымерло по разным оценкам 5-7 млн. чел. Искаженной версией, будто русское крестьянство с рабской покорностью принимало все удары, обреченно позволяя грабить себя, ломать коренные устои жизни и миллионами ссылать в полярную глушь на вымирание, а сопротивление выражалось лишь отдельными убийствами активистов и председателей.

На самом же деле, наступление коммунистов на крестьянство сопровождалось мощными восстаниями. Вот только данных о них в условиях советской монополии на информацию сохранилось слишком мало. Тем не менее, данные, которые сохранились и дошли до нас впечатляют: в 1928 г. поднялась Якутия; в 1929 г. - Бурятия, при подавлении было расстреляно 35 тыс. чел; в начале 1930 г. был раскрыт и арестован подпольный «Союз вызволения Украины» во главе с Ефремовым, Чеховским и Никовским; множество отрядов и банд, вооруженных, чем попало, образовалось в лесах Белоруссии, Смоленщины, Брянщины. Да, и в других местах крупно забушевало. «Вождь народов» в марте 30-го дал сигнал к отступлению. Вряд ли к таким мерам его могло вынудить лишь убийство нескольких сотен мелких активистов. Секретная телеграмма Сталина, разосланная органам ОГПУ, сообщала: «Сопротивление крестьян перерастает в повстанческое движение, обстановка грозит гибелью, употреблять Красную Армию для подавления повстанцев - значит идти на разложение ее ввиду подавляющего крестьянского состава и оголить границы СССР». Для чего Хозяин пошел на попятную, представляется понятным - для перегруппировки сил и более основательной подготовки нового удара: перебросить в ключевые пункты надежные части, подготовить карательные отряды. В 1930-31 гг. прокатилось восстание в Казахстане, жесточайше вырубленное советской конницей;  сильные волнения были в Татарии; поднялась Кубань, восстание перекинулось на Дон, Украину и Северный Кавказ. По свидетельствам чекиста Орлова, против повстанцев бросались крупные войск с танками и артиллерией. Многие красноармейцы переходили на сторону крестьян и казаков. Был случай, когда прямо на аэродроме расстреляли личный состав эскадрильи, отказавшейся вылететь на бомбежку восставших станиц. Кубанские казаки сражались отчаянно, старыми шашками, охотничьим и трофейным оружием, однажды окружили и вырубили целый полк карателей. Согласно донесениям начальника погранвойск ОГПУ Фриновского, назначенного ответственным за подавление восстаний в этом регионе, бои шли такие сильные, что по рекам плыли сотни трупов, создавая заторы. В 1932 г. грянуло Сибирское восстание, а с повстанческим движением на Дальнем Востоке под руководством Карнаухова коммунисты долго не могли справиться, оно оказывало сопротивление с 1931 по 1935 годы. Так если собрать все воедино, то получается, что в 1928-33 годы по стране прокатилась вторая гражданская война! Война, старательно стертая из истории советскими властями.

Продолжу рассказ о семье моего прадеда. Известно, что летом 1926 года на месте будущего машиностроительного завода были вырыты первые четыре землянки рабочих. Поселок строителей завода Уралмаш до 1928 года состоял из неблагоустроенных бараков. Ни о каком отоплении, канализации и водопроводе не было речи, первые бараки строились даже без перегородок. Фактически они представляли собой обычные сараи с печным отоплением и нарами. Проживали в бараках в основном бывшие крестьяне, завербовавшиеся на «стройку социализма» из-за голода, вызванного коллективизацией. Были и раскулаченные, неведомыми путями пробравшиеся на стройку.

Вот сюда-то постепенно прибыли все члены семьи после того, как прадед сжег все свое хозяйство в 1930 году (знаю точно дату, так как деду Илье было в это время 16 лет), был объявлен «кулаком» и подвергнут ссылке. Этот поступок можно рассматривать по-разному, но факт остается фактом и, как результат такого решения, все члены семьи остались живы. Это дает право оценивать принятое решение как «мудрое».

            Так сложилась жизнь одной из множества семей - столыпинских переселенцев в Сибирь.

В заключение необходимо представить общую оценку преобразований Столыпина, которую дают наши современники. Так, С.А. Клейменов, президент Академии менеджмента и инноваций, доктор технических наук, профессор, член корреспондент РАЕН, заслуженный деятель науки РФ и С.Б. Калмыков, магистр государственного управления, проректор Академии менеджмента инноваций, высказывают свое мнение по этому вопросу таким образом: «Деятельность выдающегося реформатора П.А. Столыпина давно получила достойную оценку как крупнейшего государственного менеджера России на рубеже IX-XX столетий. В этой связи интерес современных исследователей к данной личности вполне закономерен. Рациональная и эффективная структура преобразований государственного управления, в современном понимании, неразрывно связана с проблемой обучения и подготовки менеджеров новой формации».

Итак, деятельность царского государственного деятеля П.А. Столыпина, его реформистское направление вектора развития экономики встретили свое понимание среди наших современников, достойным образом оценена и востребована при формировании инновационных управленцев России.


Залиште коментар!

Дозволено використання тегів:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <code> <em> <i> <strike> <strong>