XIV Міжнародна наукова інтернет-конференція ADVANCED TECHNOLOGIES OF SCIENCE AND EDUCATION

Русский English




Научные конференции Наукові конференції

Се Цзин ПРИНЦИПЫ КОНФУЦИАНСТВА В СИСТЕМЕ ФОРМИРОВАНИЯ ДУХОВНОЙ КУЛЬТУРЫ ЛИЧНОСТИ

Се Цзин

аспирантка Института искусств ЮНПУ имени К.Д.Ушинского           

  ПРИНЦИПЫ  КОНФУЦИАНСТВА  В  СИСТЕМЕ ФОРМИРОВАНИЯ ДУХОВНОЙ  КУЛЬТУРЫ  ЛИЧНОСТИ

        В современном мире китайская цивилизация - одна из древнейших. И сформировавшаяся в ее русле традиционная духовная культура с соответствующим набором ценностей представляет собой феномен, не имеющий аналогов. Уходя своими корнями в глубокую древность, китайская культура и ее традиции не знали перерывов в своем развитии. Через многие века своей сложной истории китайский народ сумел пронести ее без существенных потерь. Именно в русле национальной духовной культуры сформировались основные учения императорского Китая. Серьезные изменения претерпел здесь пришедший из Индии буддизм, адаптируясь в новой   для   себя   культурной   среде.    Духовную   жизнь   общества   в императорском Китае определило достаточно мирное сосуществование и синтез трех учений - конфуцианства, легизма и даосизма.  В каждой религии образ и жизнь основателя становятся частью доктрины. Конфуцианство в этом отношении не является исключением, и каждый эпизод из жизни великого мудреца из княжества Лу давно уже превратился в иллюстрацию какого-нибудь положения выдвинутого им учения. Термин «конфуцианство» происходит от латинизированного имени основателя этого религиозно-этического течения - Конфуция (кит. Кун Фу-цзы- «Учитель Кун»), жившего в период 552-479 гг. до н.э. Конфуцианство возникло как реакция на те социальные изменения, которые происходили в Китае в период, когда рушились традиционные институты власти и к власти приходили те, кто не мог претендовать на нее с точки зрения традиционных этических норм. Основная идея конфуцианства - преобразование общества в соответствии с традиционными нормами нравственности. Конфуций был убежден, что только «нравственный закон» способен заставить народ повиноваться  государственным указам. Эта идея лежит в основе его доктрины «исправления имен» (чжен мин), которая выдвигала требования соответствия действительного поведения и социального положения человека его этико-ритуальному статусу. «Исправление имен» должно теоретически помогать практическому самопознанию, для того чтобы могло возникнуть общественное устройство, основанное на разуме и дающее индивиду возможность не только заниматься  самоусовершенствованием, но и выполнять свое назначение в действиях для всех. Отношения между людьми в государстве на всех уровнях должны были быть установлены по образцу саркализованной семьи, когда не только власть правителя, но и власть отца семейства рассматривалась, как выражение Воли Неба [3; 174].    Государственное устройство, соответствующее Воли Неба, как и поведение социализированного индивида, должно было отвечать двум основным требованиям - «гуманности» (жень) и «благопристойности» (ли). Жэнь  («гуманность», «человечность», «человеколюбие», «доброта», «милосердие») - одна из центральных категорий конфуцианства - содержит три аспекта, в соответствии с которыми она и понималась последователями Конфуция. В морально-прихологическом  аспекте «гуманность» понимаеться как любовь, жалость и сострадание к людям,  в социально-этическом - как правильное отношение одного человека к другому,  в этико-метафизическом  плане «гуманность» трактуется как  интегрированность отдельной личности в мировое целое. Как отмечает современный китайский учёный-педагог Лю Цзо Чан понятие  жэнь составляло основное ядро в педагогической системе Конфуция: во-первых, гуманность - важнейший компонент содержания воспитания и обучения; во-вторых, достижение гуманности является целью учебно-воспитательного процесса; в-третьих, в результате воспитания каждый человек должен стать воплощением гуманности. [1; 84].    Главные в этико-политическом учении Конфуция принципы «жэнь» (гуманность, человечность) и «ли» (нормы, правила поведения) были самым тесным образом связаны с народным опытом воспитания и обучения. В этом кроется основная причина долговечности конфуцианского учения, имеющего 2500-летнюю историю. Известно, что собственную историческую миссию Конфуций видел в сохранении и передаче потомкам древней культуры - «юнь».       Творцами культуры Конфуций считал «святых-совершенномудрьгх» («шэн») правителей полуреальной, полумифической «древности» («гу»), что позволило ему определять «вэнь» - «культуру», «культурность», правильное общественное устройство и управление как равнозначные - специфические проявления единого «дао» («пути») человека. Учение Конфуция изложено в книге «Лунь юй» («Суждения и беседы», «Беседы и высказывания» и т.д.). Сборник этих высказываний Конфуция составлен его учениками и последователями. Современный текст «Лунь юя» складывался на протяжении длительного времени путем сочетания различных его вариантов. Разрозненные афоризмы «Лунь юй» объединены одной темой - создания идеального человеческого общества, возможного в результате самосовершенствования человека. Антропология Конфуция складывалась через приобщение человека к «вэнь». В «Лунь юй» Конфуций определяет «гуманность» как любовь к людям [«Лунь юй», ХІІ, 22] и как преодоление себя и возвращение к ритуальной благопристойности [ХІІ, 1], а в качестве двух основных способов реализации гуманности он называет «преданность»  (чжун) и «великодушие», «отзывчивость» (шу).  Соглано «Лунь юй», «преданность»  означает «утверждать в других то, в чем желаешь утвердиться сам, подвигать других на то, на чем желаешь подвигнуться сам», а «великодушие» («отзывчивость») он формулирует в виде «золотого правила», общей характеристики должного поведения: «Чего не желаешь себе, не делай другим» [«Лунь юй», ХІІ, 2]. Ученик Конфуция  Цзэн-цзи, объединил эти два правила в одно (чжун шу), определяющее, по его словам, «путь (дао) мужа» [3;153]. У Конфуция «жэнь» выступает как неотъемлемый признак «благородного мужа» [«Лунь юй», IV, 5].

      Благородный муж (цзюнь-цзы) - является в конфуцианстве нормативной личностью, совершенным (прежде всего с моральной точки зрения), гуманным человеком. Качествами такой личности, согласно взглядам конфуцианства, должен прежде всего обладать государь. Поэтому понятия "благородный муж" и "государь", "правитель" у Конфуция часто совпадают. Противоположность "благородного мужа" - "низкий человек" (сяо жэнь), человек, лишенный высоких моральных качеств, как правило, синоним простолюдина.  Поэтому "благородный муж" выступает как духовно автономная личность, важнейшим атрибутом которой является неорудийность, тогда как «низкий муж» не способен выйти за рамки своей «орудийности» (своих стереотипов поведения).

Понимание Конфуцием гуманности раскрывается в контексте ещё одной ключевой категории его этики - "и", что означает "долг". Одновременно понятие долга выполняет в философской системе Конфуция функцию морального эталона для оценки поддерживающих традицию ритуалов. В социально-иерархическом учении философа любить человека - это означает выполнять свой долг по отношению к нему, то есть не предоставлять свободу действий, а заботливо опекать и, в случае необходимости, наказывать в его же интересах: "Как можно быть нетребовательным к тому, кого ты любишь? Как можно оставить без наставления того, кому ты предан?"[ 2; 11]. Составленная Конфуцием космогоническая схема рассматривает жизнь как подвиг долга и самопожертвования, в результате которого и возникает нравственно полноценное общество.

Идеал конфуцианского общества - это такое общество, где люди не выступают средством друг для друга, а совместно реализуют Волю Неба. В своих работах "Великое учение» и «Учение о середине»  Конфуций раскрывает основное  содержание  пяти  простых и великих, по его мнению,  добродетелей, находящихся в соответствии с законами природы и являющихся важнейшими условиями разумного порядка в совместной жизни людей. Это  1) мудрость, 2) гуманность, 3) верность, 4) почитание старших, 5) мужество, - которые в определенной мере и определенных границах должны быть признаны.  Практически это означает добросовестность и глубокое уважение к себе и другим, на что действительно способны, конечно, лишь избранные и полноценные люди.    Согласно замечанию российского синолога В.В.Малявина, "Конфуций рассматривает человеческую жизнь, или, как можно сказать, жизнь, достойную человека, как постоянный и вечно незавершённый процесс учения и воспитания" [3; 112]. Соответственно, стремление к знаниям, различные пути достижения истины, рассматриваются в его учении как безусловное благо, превышающее по своему значению ценность самой человеческой жизни: "Кто утром слышит о пути, тот может вечером и умереть спокойно"[«Лунь юй», XIV, 7].

Конфуцианская идея "человечности - долга" предполагает объединение коллективных усилий всех слоёв общества на основе поддержания традиции. Каждый человек, какое бы место в социальной иерархии он ни занимал, обязан добросовестно выполнять свой общественный долг. Эти аспекты сегодня являются особенно актуальными в процессе формирования духовной культуры современной молодежи. Духовный мир молодежи несет отпечаток различных воспитательных воздействий, умозрительных представлений о должном, включенности в систему реальных жизненных отношений, имеющих нестабильный и переходный характер, а это концентрирует базовые ценности молодых людей на том, что способствует выживанию. Все это усугубляется тем, что профессиональная культура заменяется массовой,  рыночной  поп-культурой.

Поиск своего пути в новых социально-экономических условиях
обществ, находящихся на стадии трансформации, ориентация на ускоренное
статусное продвижение - все это обусловливает специфический характер
культурной самореализации современного молодого человека. Вместе с тем
по-прежнему     актуальным     остается     исследование    возможностей

использования    потенциала традиционных ценностей, на которые можно опереться в работе с молодежью. С другой стороны, значимость культурного уровня населения той или иной страны для успешной реализации социальных проектов и поддержания целостности и единства общества актуализирует проблему ценностных установок, ориентиров и культурных идеалов молодежи. Перспективы развития любой страны во многом зависят от активной позиции современной личности, впитавшей в себя систему традиционных ценностей. Возрастает сложность воспитательной работы по формированию мировоззренческих позиций и ценностей духовной культуры личности молодого человека. Особо значимо это в условиях коммерциализации самого культурного процесса, когда общество постепенно отходит от норм и ценностей «высокой» культуры к усредненным образцам «массовой» культуры, которые находят свое преломление в молодежных оценках, распространяющихся в молодежных субкультурах. Целесообразным  в данной ситуации может стать обращение к конфуцианству, практическую направленность учения  которого составляет изучение скрытой природы человека с целью поиска путей воспитания людей в направлении "правильной жизни". Это является задачей благородных мужей, которые наиболее приближены к конфуцианскому идеалу человека, поскольку обладают набором определённых качеств, таких как доскональное знание традиции и человечность, понимаемая преимущественно, как долг.

Таким образом, можно сделать вывод, что в процессе развития китайского общества с древних времен до современности конфуцианство продемонстрировало удивительную независимость от конкретных исторических судеб породившего его общества. Кроме того, конфуцианство для китайского общества смогло сыграть роль структурообразующего социального фактора- выделение господствующего класса по принципу причастности к конфуцианскому образованию. Основываясь на этом, утверждает Мартынов А.С., в аспекте истории «мы можем определить конфуцианство как константный компонент традиционной китайской цивилизации в целом» [5; 156 ]. Действительно, возникнув в глубокой древности, идеи конфуцианства актуальны сегодня, как никогда и, хочется верить, будут актуальны вечно, поскольку духовным ядром учения являются вечные человеческие ценности.

Литература:

  1. Древнекитайская философия. - М.: Молодая гвардия, 1982. -Т.1.- 284с.

2. Конфуций . Лунь юй. - М.: Мир книг, 2001. -168 с.

3. Малявин В.В. Китайская цивилизация.- М.: Астрель, 2000. - 378 с.

4. Малявин В.В. Конфуций.- М.: Молодая гвардия, 1992.- 335с.

5. Мартынов А.С. Конфуцианство: классический период / Пер. с китайского А.С.Мартынова.- СПб.: «Азбука-классика»; «Петербургское   Востоковедение»,2006.-384с.

 

e-mail : garmonia_oy@mail.ru


Залиште коментар!

Дозволено використання тегів:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <code> <em> <i> <strike> <strong>