XIV Міжнародна наукова інтернет-конференція ADVANCED TECHNOLOGIES OF SCIENCE AND EDUCATION (19-21.04.2018)

Русский English




Научные конференции Наукові конференції

Смолянников С.А. ПОСЛЕДНИЙ РЫЦАРЬ РОССИИ…

Смолянников С.А.

секретарь Всеукраинского союза писателей-маринистов, член Национального союза журналистов Украины

ПОСЛЕДНИЙ РЫЦАРЬ РОССИИ...

Некоторые исторические размышления и тезисы на фоне 100-летия со дня кончины Петра Аркадиевича  Столыпина

   Совсем недавно в России проводился весьма интересный опрос на тему, актуальность которой, и сегодня вызывает много споров. Речь идет о программе «Имя России», по итогам которой, были высветлены имена трех выдающихся исторических лиц - Александра Невского, Петра Столыпина и Иосифа Сталина. И если относительно первого никаких социально-политических нареканий не возникало, то в отношении двух остальных «номинантов» было очень много споров, основой которых было то, что диктаторам не место в истории...

   В полемику относительно решений россиян, нет смысла вступать, но дать анализ тому, а что собственно послужило основанием для такого решения, видимо стоит, причем не для всех, а для того, кто занял почетное второе место. Имя этому человеку Петр Аркадиевич Столыпин. Человек, который мог изменить историю, ведь именно ему принадлежат слова, покорившие современников своей честностью и правдивостью: «...бывают роковые моменты в жизни государства, когда государственная необходимость стоит выше права и когда надлежит выбирать между целостью теорий и целостью отечества».  Он в жизни был действительно рыцарем своей эпохи, последним рыцарем России, ибо не мыслил свою Родину слабой и разобщенной, не мыслил видеть ее в смутах и гражданском противостоянии. Он действительно был рыцарем, ибо в своих политических боях с врагами, простите - оппонентами, шел на бой «с открытым забралом», не боясь смерти, как подобает настоящему рыцарю.

         Что мы помним сегодня, точнее, что мы знаем о нем, последнем рыцаре России (или Российской империи - как кому угодно)? Пожалуй, мало что, особенно в Украине и ее столице, ставшей усыпальнице этого, поистине, великого человека. Но, суждения современников, эти свидетельства говорят  о Столыпине следующее. Великий реформатор. Последний Витязь Руси. Потомок древнего дворянского рода. Вся его жизнь и судьба семьи служат подтверждением того, что думал, жил и дышал он только одним именем - Россией. Отец Столыпина был героем Севастополя и другом Льва Толстого. Жена Петра Аркадьевича - правнучка Суворова. Поэт Михаил Лермонтов приходился Столыпину троюродным братом. А главное, Петр Столыпин, был человеком глубокой православной веры, да еще и прекрасный семьянин однолюб (что сегодня, увы, уже редкость для ряда представителей политической элиты, с учетом «модной разницы» меж мужем и женою на уровне дедушка-внучка). Не пил, не курил, не играл в карты, считая, что это пустая трата бесценного времени.

«Вам нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия!» и «Дайте государству двадцать лет покоя, внутреннего и внешнего, и вы не узнаете нынешней России!». Именно такими изречениями и был подкреплен рыцарский дух Петра Аркадиевича, мечтавшего только одного - видеть Россию, т.е. все Государство Русское, мощным, крепким и неделимым. 

    Не секрет, что и сегодня для ряда политиков на просторах СНГ (не считая, конечно же, саму Россию) имя Столыпина, как «бельмо на глазу». И причина банальна «до невозможности», поскольку, не кто иной, как сам последний рыцарь России, сказал своим заокеанским оппонентам (как доморощенным, так и местносозданным) пророческие слова: «Там, где деньги - там дьявол. Родина требует себе служения настолько жертвенно чистого, что малейшая мысль о личной выгоде омрачает душу и парализует работу». Не удивительно, что на родине Столыпина ненавидели все. Все, или почти все...

А за что, собственно? Уж не за восстановление униженной России после Цусимы, Мукдена, «Кровавого воскресения», Свеаборга, Киевского и Владивостокского восстаний? Или за восстановление мира в крестьянской глубинке, с применением вынужденных «мер принудительного мира», что ни в коем разе, не может быть положено на одну чашу весов «умиротворения крестьян», проведенных Троцким, Тухачевским, да, тем же Джугашвили...  Это про него, в один голос, гласили в 1910-м все европейские столицы: «Даже враждующие между собой Англия и Германия сходились в одном - в восторженной оценке российского премьера. «Был бы у меня такой министр, на какую высоту мы подняли бы Германию!» - вздыхал император Вильгельм. Тоже вторил ему  Дуглас-Хьюм, но с поправкой на туманный Альбион».

         Согласен, что определенное количество оппонентов «от Столыпина», заявит, а не рисую ли я портрет самого блестящего и демократического политика империи, забыв о пресловутых «столыпинских галстуках», «столыпинских вагонах». Нет и еще раз нет. Как говорила незабвенная Ольга Бернгольц: «Никто не забыт, и ничто, не забыто»...

         Став премьером после разрушительной революции и общественных потрясений, Столыпин буквально воскресил страну после революции 1905-1907 годов. Начав эру реформ, обогатил империю на миллионы. Но, время перемен опередило время заката империи, ведь не только, и не столько Столыпин управлял Россией, а значит и реформами, сколько свита, желающая только одного - «сытого и тихого болота». Этого же желала и Европа с возрожденными Северо-Американскими Соединенными Штатами.

         А что же «столыпинские галстуки», спросит читатель? Да, они были, отвечу я. Для непосвященных скажу, что речь идет о применении высшей меры наказания военно-полевыми судами в центральной России  - т.е. повешение для наиболее радикальных экстремистов. Т.е. выполнение Столыпиным его же изречения: «...бывают роковые моменты в жизни государства, когда государственная необходимость стоит выше права и когда надлежит выбирать между целостью теорий и целостью отечества».

А все же, в чем причина применения таких антинародных мер? Может стоит «покопаться в истории». Достаточно будет вспомнить, что 8 июля 1906 года Петр Аркадиевич  возглавил правительство Российской империи, т.е. в тот самый  час, когда терроризм достиг своего пика. За три года (с марта 1903-го по июнь 1906-го) было совершено 26268 покушений, совершено 6091 убийство должностных и частных лиц, свыше 6000 ранено. Было убито 768 и ранено 820 представителей власти, т.е. полицейских чинов (а если провести это через современное отношение к убийствам сотрудников правоохранительных органов, то что мы должны вспомнит, - правильно - адекватную реакцию). И, как результат, премьер решил обуздать революционный  убийственный хаос, порожденный, причем,  далеко не в самой России.  История, как очень точная наука, свидетельствует, что за годы его премьерства было казнено через повешение (и не только) в 1906-м - 574 человека, 1907-м - 1139 человек, 1908-м - 1340 человек, 1909-м - 717 человек, 1910-м - 129 человек, 1911-м (до сентября) - 73 человека. С одной стороны, такая жесткость не принесла ему популярности, ни в Европе, ни в России, но, с другой стороны, он действительно, как истинный рыцарь,  сломив волну терроризма, вывел Россию на новую орбиту развития.

И еще, что хочется отметить. Сказав об истории, что это точная наука, хотелось бы вспомнить еще одну науку, не менее точную, т.е. математику. Давайте просуммируем две разные величины, а именно - трагические результаты революционных терактов и адекватные меры правительства. Что получим? А получим то, что против 26268 покушений, 6859 убийств и 6820 тяжелых ранений (среди которых и ранения членов семьи самого Петра Аркадиевича) было приведено в исполнение 3972 смертных приговора. Страшное число? Конечно же, да. Но оно не идет ни в какое сравнение с тремя миллионами погибших и умерших в ходе Гражданской войны (о которой, кстати, и предупреждал Столыпин), с двумя сотнями тысяч расстрелянных в ходе «красного террора» и полумиллионом наших соотечественников, вынужденных покинуть свою Родину... Так что, статистика упрямая вещь, или на нее будем смотреть только тогда, когда ... исторически ослепнем.

Столыпин «не работал на публику», он работал именно с ней и для нее. Ибо публика для него - это его народ. И всю свою сознательную жизнь на вершине власти он был «на лезвии ножа». Его путь «по лезвию бритвы» начался еще на посту губернатора Саратова, когда в городе (не без помощи «ревтоварищей») вспыхнул бунт. В Столыпина бросали бомбы, стреляли, революционеры слали ему письма с угрозой отравить его трехлетнего сына. Но вместо того, чтобы усилить охрану, он вышел на улицу. «Он безоружным входил в бушующую толпу, - вспоминала его дочь, поражаясь, как у отца хватало сил и мужества усмирять восставших не с помощью жандармов - с помощью слов. - И за минуту до того галдевшая и скандалившая толпа расходилась, успокоенная, по домам!» Однажды какой-то революционер выхватил револьвер и направил его на ораторствовавшего губернатора. Столыпин посмотрел на него в упор, распахнул пальто и спокойно произнес: «Стреляй!» Революционер стушевался...  Подобные воспоминания оставили многие: «На площади собралась большая и угрожающая толпа. Он немедленно выехал туда без всякой охраны. Подъехав, вышел из экипажа и пошел прямо к бунтующему сборищу. От толпы отделились несколько человек, и впереди здоровый парень с дубиной. Губернатор скинул с себя меховую шинель и бросил парню: «Подержи!». Парень обалдел. Он, бросив дубину, занялся шинелью. А Столыпин обратился к народу со словами увещевания». Оказавшись как-то в эпицентре крестьянских волнений, Столыпин пытался уговорить восставших, пригрозить им - это не возымело успеха. Тогда он оправился к ним один и сказал: «Убейте меня!». Крестьяне пали перед ним на колени... Воистину эти сцены могли бы украсить любой фильм о благородно-бесстрашных борцах революции, если б только их главный герой не стоял по иную сторону баррикад. «Этот человек не боялся ничего, - писал очевидец, - не боялся ни за свое положение, ни даже за свою жизнь». Он был достойным антиреволюционером, и нечего стесняться такого термина, ибо любая революция - это разрушение созданного. Стоит вспомнить и о том, что  вступление Столыпина в должность председателя совета министров было отмечено одним из самых известных покушений: трое эсеров взорвали премьерскую дачу на Аптекарском острове. Дом был полностью разрушен. Младший сын Петра Аркадьевича был ранен, его шестнадцатилетняя дочь осталась инвалидом. Погибло двадцать семь человек, не имевших к премьеру никакого отношения - прислуга, просители. Еще тридцать пять людей получили ранения. Что это, спрашиваю я читателя, акт возмездия или самая настоящая террористическая война, известная ныне и в России, и в Великобритании, и в США, и в Испании? 

Сегодня уже не только Россия, но и весь мир дал ответ терроризму, особенно после 11 сентября 2001-го. А где же, хочется спросить,  мир был раньше? А мир молчал, в том числе и в июле 1906-го, когда Столыпин с трибуны Государственной Думы заявил: «Там, где аргумент - бомба, естественный ответ - беспощадность кары». На то время, ответ премьера вызвал лишь полное отрицание всеми и всем, особенно в «просвещенной Европе», но, прошло всего два десятилетия, как Европа поняла смысл слов Столыпина. Поняла, но, видимо, до сих пор, их так и не осознала.

Если взять подшивку любого журнала периода 1907-го - 1908-го, независимо от того, где он был издан (в России ли, в Европе, или в САСШ), всюду можно было увидеть материал о «столыпинских галстуках» и  «николаевском обер-вешателе». Было это? Было, и еще как...

Но не таким был Столыпин, чтобы испугаться « самой либеральной европейской прессы». Его ответ известен и поныне: «Не запугаете!». И он, не запуганный и не боявшийся «голоса из-за бугра», пошел еще дальше. Он пошел в Россию, в самом прямом смысле, ведь Россия для него, это не только Питер, Москва и Саратов. Россия - это и Восточная Сибирь, и Забайкалье, и Алтай, и Актюбинские степи, и берег Тихого океана.

Как верный сын России, он учил и учился. Сегодня исследователи жизни и деятельности Петра Аркадиевича, как-то стыдливо замалчивают то, что Столыпин «выводил в своих речах наружу». Он учился у своего отца - героя обороны Севастополя и освобождения Болгарии от османского ига. Он учился у друга отца - великого дипломата и патриота Николая  Игнатьева - освободителя Болгарии и «крестного отца» российского Приморья. Он учился у Евфимия Путятина - покорителя Дальнего Востока России. Учился и учил - жить и действовать так, как повелевали патриоты России.

   Нарицательное имя «столыпинские вагоны» современное поколение связывает лишь с тем. Ч то, якобы, эти вагоны были приспособлены для перевозки арестантов из европейской России на восток. Увы, это далеко не так, а точнее говоря, совсем, не так. В действительности же, вагоны типа «а ля Столыпин» существовали, вот только предназначение у них было совсем иное. Именно в этих, оборудованных для дальних переездов вагонах, на Дальний Восток и в Восточную Сибирь было перевезено более полумиллиона переселенцев из Украины и Белоруссии на новые земли, о чем сегодня, как-то, и вспоминать не принято. А зря. Именно благодаря Петру Аркадиевичу и его ученикам - Путятину, Игнатьеву и Дурново сотни тысяч спаслись не только от голода, но и получили прекрасную возможность начать новую жизнь для России и во имя России. Не верите? Посмотрите на карту Дальнего Востока и Восточной Сибири и сравни те их с картами Украины - одни и те же названия сел (именно сел, с не деревень), с привычными для украинцев именами - Хвылынка, Хатынка, Нежино, Левада, Киевка, Черниговка, Прилуки, Хороль. Есть там и названия в честь самого Петра Аркадиевича - Столыпинка, Столыпино, Аркадиевка...

     Вот они причуды истории. Оппоненты ругают имя того, кт о дал новую жизнь. А ведь это, все равно, что ругать свою мать и отца, давшую жизнь тебе, человек...

    Можно и дальше давать анализ столыпинским реформам и лично Петру Аркадиевичу, но, как часто бывает в истории, личность, точнее ее дела, внезапно останавливаются. Причем речь идет о сильной личности, какой и был Петр Аркадиевич.

   Наступил день 1 сентября (13-го по старому стилю) 1911-го, когда в 17-30 в киевском оперном театре во втором антракте оперы «Сказка о царе Салтане» к Столыпину подошел неизвестный во фраке, выхватил браунинг и выстрелил. Раненого премьера отвезли в расположенную неподалеку хирургическую лечебницу Маковского. Через четыре дня он умер. Пуля Мордехая Богрова (а именно этот человек был убийцей) раздробила  орден Святого Владимира, висевший на груди у премьера. Осколки ордена разорвали печень... Получив роковую пулю, Столыпин опустился в кресло и четко произнес: «Счастлив умереть за Царя».  Он знал, что умрет. И какая разница, кто нажал на курок?  Петр Аркадьевич всегда знал, кто станет его настоящим убийцей - его убеждения! И неслучайным было и то, что за несколько часов до рокового выстрела Столыпин прохаживался в Киеве возле площади «Невинно убиенных за царя полковников Искры и Кочубея» (ныне площадь Героев Арсенала) , сказав, что было бы символично умереть, отдав жизнь за царя... Так оно и получилось. А вскрыв его завещание, родные прочли  последнюю волю: «Я хочу быть погребенным там, где меня убьют...». И по сей день убийство Столыпина считается неразгаданной тайной.

         5 сентября (18-го по старому стилю) Петр Аркадиевич скончался. Именно с этим событием,  именно в этом месте, т.е. с Киевом и связана дальнейшая летопись Столыпина, привязанная непосредственно к столице Киевской Руси.

         Да, Столыпин был ранен и скончался в Киеве, где, согласно завещанию, и был погребен. Неведомый ныне свидетель рассказывает нам, что: «Присутствовавшим на том роковом спектакле запомнилось, что теряющий силы Столыпин успел перекрестить царскую ложу. Потом его отвезли в клинику Маковских. Находилась она на Мало-Владимирской улице (ныне улица Олеся Гончара) в особняке под номером 33-б. Это было очень престижное медицинское учреждение Киева, прекрасно оснащенное, по тогдашним меркам. Об этом говорит и стоимость пребывания в клинике - 3 руб. 50 коп. в сутки (для сравнения: французская булка стоила 3 копейки). Лишь один недостаток был у клиники: больных тревожил доносившийся с улицы стук колес проезжавших мимо экипажей, ведь дорога была вымощена брусчаткой. Когда в клинику привезли Столыпина, проезжую часть улицы устлали соломенными матами - они хоть как-то смягчали звук. Вокруг раненого собрались все тогдашние светила. Столыпин так мужественно выполнял все их предписания, что доктор Маковский впоследствии сказал: за 16 лет практики он не встречал более дисциплинированного больного. Но раны, полученные Столыпиным, оказались очень серьезными, и 5 сентября Петр Аркадьевич скончался. Царь тоже приезжал в клинику, но к Столыпину не зашел: якобы жена Петра Аркадьевича его не допустила. По его приказу расследование по факту убийства было прекращено».

         Другой летописец тех времен доносит до нас, что: «6 сентября Император Николай II вернулся из Чернигова и приехал в больницу. По воспоминаниям дочери Петра Аркадьевича Марии Бок (Столыпиной) государь «преклонил колени перед телом верного слуги, долго молился, и присутсвующие слыхали, как он много раз повторил слово. «Прости». Указание Столыпина было свято исполнено его близкими и местом вечного его упокоения была избрана Киево-Печерская Лавра.  9-го сентября утром, в Трапезной церкви, заставленной венками с национальными лентами, собралось Правительство, представители армии и флота и всех гражданских ведомств, многие члены Государственного Совета, центр и почти все правое крыло Государственной Думы, а также более сотни крестьян, прибывших из ближайших деревень отдать последний долг почившему. Киевский Генерал-Губернатор Генерал-Адютант Трепов, по повелению уехавшего 7 сентября Государя, представлял Его Особу. После отпевания гроб вынесли и опустили возле церкви, рядом с исторической могилой другого русского патриота Кочубея. Сейчас же после смерти Столыпина, в той же группе земских гласных и членов Государственной Думы из партии националистов, возникла мысль о постановке ему памятника в Киеве. Было использовано пребывание в Киеве Государя Императора и заместителя Председателя Совета Министров Коковцева и на Всероссийский сбор пожертвований уже 7 сентября утром последовало Высочайшее соизволение. Пожертвования потекли столь обильно, что в три дня в одном Киеве была собрана сумма, которая могла покрыть расходы на памятник. Местом постановки памятника была избрана площадь возле Городской Думы, на Крещатике, а исполнение его поручено итальянскому скульптору Ксименесу, бывшему в Киеве. В 1912 году, ровно через год после смерти П.А., памятник был открыт в торжественной обстановке, среди съехавшихся со всех концов России, его почитателей. Столыпин был изображен как бы говорящим с Думской кафедры, на камне высечены сказанные им слова, ставшие пророческими: «Вам нужны великие потрясения - нам нужна Великая Россия». Большевики не могли перенести вида памятника и его уничтожили».

Но это не совсем так, ибо памятник был снесен 16 (29-го по старому стилю) марта 1917 года, через две недели после победы Февральской революции, причем не по воле большевиков, а по личному указанию Александра Федоровича, т.б. Керенского...

  О Жизни и судьбе Столыпина написаны десятки томов, особенно о тайне (а тайне ли) его смерти.

   Даже нынешний министр образования и науки Дмитрий Табачник в соавторстве с Виктором Ворониным написал книгу «Убийство Столыпина». Как видно из приведенного, интерес к такой личности не пропадает и со временем.

   Петр Аркадиевич, как и его учителя Игнатьев и Путятин, нашли свое упокоение в киевской земле. Первый в своем имении Круподеринцы под Киевом, второй, также в Киево-Печерской лавре. А обитое красным бархатом кресло номер 17 второго ряда партера Киевского городского театра, возле которого убили Столыпина, в настоящий момент находится в Музее истории МВД в Киеве.

   Могила последнего рыцаря России. Надгробие с могилы Столыпина в начале 1960-х годов было снято и долгие годы сохранялось в колокольне на Дальних пещерах. Место могилы, по указанию Хрущева (тоже реформатора, только «наоборот»)  было заасфальтировано. Оно было  восстановлено на прежнем месте в 1989 году, при содействии Ильи Глазунова. Рядом, как уже отмечалось, могила Искры и Кочубея.

   Имя Столыпина неразрывно было связано с Киевом, особенно на фоне той катастрофы, которая произошла 1 (13) сентября 1911-го. И речь идет не только о могиле премьера-рыцаря, но и вообще, о  том следе, который остался после этих страшных дней. По высочайшему повелению, улица Киева, на которой была расположена клиника Маковского (двоюродного брата художников-передвижников Маковских) была названа именем Петра Аркадиевича.

         С целью более глубокого «погружения в бездну истории» позволю себе небольшой исторический экскурс, тем более, что первоначальное название данной улицы было Мало-Владимирская. Улица начала формироваться в 30-50-тые года позапрошлого века, когда Киев начал «активно развиваться». С 1834-го имела название Мало-Владимирской, в честь князя Владимира Крестителя. И оставаться ей такой долго, если бы не события сентября 1911-го, когда убили Петра Аркадьевича Столыпина - премьер-министра и министра внутренних дел правительства Николая ІІ. Раненого Дмитрием Багровым в Киевском Оперном театре П. Столыпина везут в Хирургическую больницу доктора медицины И. С. Маковского, которая была расположена в доме № 33 - б. Здесь через два дня премьер-министр умирает. Его хоронят в Киево-Печерской лавре, а улица получает имя - Столыпинская. В 1919-м, после всевозможных «освобождений» Киева улица снова изменяет название. Парадокс истории - имя П. Столыпина, убитого террористом Д. Багровым, было заменено именем организатора террористических актов - Григория Гершуни (фактически боевик-эсер Герш Исаак Цукович). Имя этого человека улица носила 18 лет - до 1937 года. В 1937-м  улица снова изменяет название - на Ладо Кацховели - одного из участников социал-демократического движения, ученика Киевской духовной семинарии, исключенного из последней (как, впрочем, и Джугашвили) в 1896-м  за распространение антигосударственной литературы. В 1939 году улица была названа в честь Валерия Чкалова - советского пилота-аса, Героя Советского Союза, человека, который впервые осуществил беспосадочный перелет через Северный Полюс (чем Чкалов не угодил нынешней власти, если только фамилией и национальностью, так это же ...шизм). Но, на волне «самостийности» в 1996 году улица вновь переименована и носит название Олеся Гончара - советского украинского писателя, автора романов «Знаменосцы», «Собор», «Тронка»...

    Но, не обращая внимания, на капризы политических интриг, улица и сегодня жива. Как и жива память о Петре Аркадиевиче, ведь дом под № 33-б сохранен. Правда в нем сегодня совсем другая организация, но это, как говорят, совсем другая история.

   

Имя Столыпина в Украине хранит сегодня Киево-Печерская лавра. Но только лишь одна она, ведь есть еще память благодарного народа, т.е. наша память.

         Согласен, что переименовать вновь улицу в честь последнего рыцаря России будет очень и очень сложно, но...

         Сегодня 99 лет с того дня, как Россия потеряла свой шанс на реформы, причем потеряла вместе с тем, кт о их начал и должен был закончить. Впереди год до того дня, как 1 сентября 2001-го имя, а главное, дела Петра Аркадиевича, будет востребовано и политиками, и историками, и даже (простите меня за правоту прямолинейную), шарлатанами. Год. Много это или мало? Думаю, что время для претворения в жизнь развернутой программы «ВЕК КАТАСТРОФЫ» еще есть и начать надо уже сегодня.

         Спрашивается, а что делать-то в сентябре 2011-го?

         Во-первых: на доме № 33-б по улице (известной) установить мемориальную табличку о  том, ч то именно здесь умер после покушения Последний Рыцарь России.

         Во-вторых: 5 или 18 сентября провести крестный ход, как возле Владимирского собора в Киеве, где отпевали Столыпина, так и в самой Киево-Печерской лавре, в т.ч. и в Трапезной церкви.

         В-третьих: провести крестный ход по столыпинским местам Киева - вокзал, Владимирская Горка, Крещатик, Европейская площадь, площадь Героев Арсенала, улица лаврская, Киево-Печерская лавра, улица Олеся Гончара (как в маршрутном варианте, так и автономном, для каждого места, в зависимости от решения Киевского Совета).

         В-четвертых: вспомнить, сколько сел, городов, районов и мест появилось благодаря стараниям Петра Аркадиевича на карте России, а также посетить места Серого и Зеленого Клинов (Восточная Сибирь и Приамурье с Приморьем);

         В-пятых: вынести на обсуждение киевской громады вопрос о том, чтобы установить памятный знак-поминовение к  100-летию со дня гибели Последнего Рыцаря России.

         В-шестых: как самое главное - сделать все, чтобы имя и дела Столыпина П.А. не были забыты, не были вычеркнуты из истории, и не были извращены.


Залиште коментар!

Дозволено використання тегів:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <code> <em> <i> <strike> <strong>